Случайный афоризм
Богатство ассоциаций говорит о богатстве внутреннего мира писателя. Константин Георгиевич Паустовский
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

Иоанн испытывает огромное желание убить, задушить, отомстить врагу. И медленно, чтобы не 
расплескать этого желания, ступает он шаг за шагом.
     Но наконец он все-таки проходит это длинное, это короткое, это чудесное расстояние и 
останавливается перед своим врагом. Тот, скорчившись, сидит в своем углу, его мясистое лицо, 
по которому градом катится пот, неподвижно обращено 
к Иоанну, бледное, обрюзгшее, окаменевшее от страха. Иоанн подымает руки, большие кисти 
рук, смуглые, сильные. Чудесно будет сжать ими глотку врага. Иоанн взглядом примеривается 
к жирной шее. Всему злому сожмет он глотку, сжав вот эту шею, и он заранее 
смакует прикосновение к шее Теренция.
     Теренций между тем трижды умирает от страха в эти бесконечные секунды. 
Внутренности его обмякли, он не может удержать содержимого своего желудка, он не замечает 
этого, он уже осязает руки на своей шее, со страшным, смешанным чувством боли и желания. 
Да, желания, ибо он уже призывает это трижды — мысленно — пережитое удушье, 
он не может больше вынести муки ожидания, он всей душой молит о конце. Ну вот, 
вот, уже... Эти смуглые, огромные руки отделяет уж от его шеи ничтожное расстояние, вот в 
следующее мгновение они стиснут ее.
     И вдруг неожиданно из горла его выдавливается звук. Голос, который, как казалось 
Теренцию, окаменел, вырывается наружу. Это не обычный, красивый, тренированный голос 
Нерона, это жалкий, запинающийся, невнятный голос, и, помимо воли Теренция и, пожалуй, 
помимо его сознания, голос произносит слова, бормочет:
     — Я ведь только горшечник Теренций.
     Иоанн слышит это жалкое бормотание и останавливается. Постигает. Так это — 
антихрист? Это существо? Да здесь ничего нет, кроме несчастной, трепещущей плоти. Он 
благодарит бога за то, что бог вовремя ниспослал ему прозрение. Выбросить это на свалку — 
что за подвиг, что за победа? Эта работа для живодера, а не для пророка, для святого артиста.
     Он постиг. А теперь он почувствовал и запах. Он опустил руки, отвернулся, сел на 
корточки перед очагом. Взглянул на Теренция. То, что лежало в этом углу, этот нуль, этот 
жалкий общипанный воробей, он, Иоанн, принимал за 
великого злодея, а мир принимал за орла. Иоанн замотал огромной головой. Губы его 
под спутанными усами искривила усмешка. Он рассмеялся. Негромко, глубоким, почти 
добродушным смехом, — так велико было его презрение.
     Теренций в страхе своем не понял. Это лицо было не только лицом Иоанна. Оно 
соединяло в себе все черты людей, которые когда-либо внушали ему страх — отца, Кайи, 
Нерона, Варрона. Безмерное удивление охватило его, когда это лицо отодвинулось, стало 
меньше, удалилось. Лица этого давно уже не было над Теренцием, а Теренций все смотрел на 
него, ничего не понимая, не мог отвести глаз.
     Прошло бесконечно много времени, прежде чем он решился пошевельнуться. Лицо, 
видимо, оставило его в покое, оно не застилает ему больше света, он может выйти на 
волю из темницы, из царства теней. Он поднялся, ему казалось, что он придавлен каменной 
глыбой, он стоял, шатаясь, удивляясь тому, что стоит. Он потащился к двери, с трудом 
волоча ноги, не отрывая глаз от лица страшного человека. Самое ужасное было —
 как пройти мимо него? Но ему удалось, он прокрался, втянув голову в плечи, все еще видя 
смерть перед глазами. И вдруг он рванулся и побежал, гонимый страхом, что вот сейчас, сейчас 
кулак Иоанна опустится ему на голову, или еще хуже, Иоанн схватит его сзади за шею, 
задушит.
     Но ничего не случилось. Ни кулака, ни удушья, ни удара. Только смех слышен был, смех 
Иоанна, глубокий, презрительный, негромкий. И Теренций был безмерно удивлен, когда 
очутился за дверью, целый и невредимый, с застрявшим в ушах смехом Иоанна.
     
     9. ГОЛОС НАРОДА 
     Стремительное бегство Нерона из Эдессы нанесло делу его больший вред, 
чем могло бы принести самое ужасное поражение. Сторонникам Нерона казалось, что над ними 
насмеялись, что их нагло обманули. Энтузиазм их обратился в ярость. Они срывали статуи 
Нерона с постаментов, швыряли их наземь, разбивали вдребезги. Многотысячная 
толпа двинулась к скалам на берегу реки Скирт 
разрушать каменного всадника на летучей мыши. Злые 
шутки, разгульный смех сопровождали этот акт уничтожения, а когда рухнувшие плиты 
погребли под собой несколько человек, это скорее увеличило веселье, чем остановило его. 
Разрушение барельефа вылилось в настоящую 
оргию. Люди обнимали друг друга, праздновали освобождение от ига чужеземного деспота, 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.