Случайный афоризм
Одни писатели живут в своих произведениях; другие - за их счет. Валентин Домиль
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

загадывает. Если Кнопс откроет дверь, он доверится ему, если же нет, Нерон один пустится в 
путь к царю Артабану. Снаружи все еще доносятся тихие, настойчивые призывы. 
Долго. Наконец они стихают. Все решилось. Нерон остается один.
     Он притаился в своем углу. Он доволен. Но постепенно — это была одна из первых 
осенних ночей — ему становится холодно. Он встает, разводит руки, снова сводит их, но 
трещит пол, и он пугается. В углу что-то прошуршало. Возможно — крыса. Он снова 
забивается в свой закуток, растирает застывшие колени, клянет Кнопса за то, что тот взял его 
плащ. Кайя никогда бы не забрала у него плащ. Ах, если бы Кайя была с ним.
     Что это еще за Кайя? Зачем ему Кайя? Ведь он Нерон. Или — нет? Ведь это он тогда 
читал перед сенатом послание императора, ведь это он воспевал на башне Апамейской 
цитадели потоп, ведь это он оправдывал в большой речи проскрипционные списки. Или ему все 
это приснилось?
     Верно то, что он был одно время Нероном и одно время — Теренцием. Отчетливо, ясно 
вставали в памяти картины того, как он произносил речи перед своим сенатом, перед своими 
войсками, перед цехом горшечников, как 
он величаво и блистательно шествовал перед своим народом, как он подписывал 
правительственные указы и торговал статуями Митры. Все это было. Но этого больше нет. Кто 
же он теперь? Не Теренций и не Нерон.
     Он ложится на пол, скрючивается, подтягивает колени. Теперь он будет спать. Он считает 
до ста, до пятисот. Машинально произносит заученные наизусть стихи. И внезапно он 
оказывается мальчуганом, который украдкой забрался на склад статуй, он разбил 
статую Тараты, и оттуда, из ночи, сейчас придет отец, а когда дело касается 
статуи, отец не помнит себя, отец убьет его.
     Нет, в этом холоде и на этом твердом полу не уснешь. Только застываешь весь. Можно 
получить ревматизм, насморк, воспаление легких. Но на этом дело и кончится — умереть 
достойной смертью от этого нельзя. Он снова стал растирать тело. Неожиданно ощутил под 
руками что-то твердое, многогранное — капсюлю с ядом. Выпить? Конечно, надо выпить. Но 
кто знает, достойная ли это смерть? Он понюхал жидкость — ничем не пахло. 
Он слышал, что людей, принимающих яд, рвет, что 
они умирают некрасиво, корчась в судорогах, среди собственной блевотины. И он не выпил 
яда, он сидел в закутке и ждал своей судьбы.
     И судьба его явилась. Опять у двери завозилась чья-то рука, на этот раз более умелая. То, 
что не удалось Кнопсу, несмотря на долгие старания, этой руке удалось тотчас же. Дверь 
отворилась. Послышались шаги.
     Тот, кто вошел, был здесь, видимо, у себя дома. Шаги были сильные, уверенные. Человек 
сразу же принялся высекать огонь. Теренций забился в самый дальний угол, затаил дыхание, 
чтобы не выдать своего присутствия. Брызнули искры, вспыхнуло пламя. Теренций смотрел, 
полумертвый от страха. Он увидел мужчину в широком желтовато-белом 
валяном плаще, какие носили бедуины. Затем он разглядел часть 
лица, лица, изборожденного морщинами. Сердце его замерло. Он узнал его, не увидев еще даже 
всего лица. Это было лицо человека, которого он теперь меньше всего хотел бы встретить, лицо 
Иоанна из Патмоса.
     Ибо Иоанн вернулся. Ему долго пришлось довольствоваться тем, что голос его доносился 
сюда лишь из далекой пустыни, теперь же час его настал. Царство антихриста рушится, и 
он, Иоанн, явился нанести ему последний удар.
     Теренций не отрываясь смотрит из своего угла на темное, оливковое лицо. Оно еще 
сильнее заросло бородой, миндалевидные глаза еще грознее светятся 
из-под косматых бровей. Несказанный страх захлестывает Теренция, нечеловеческий ужас, до 
мозга костей он пронизан страхом.
     И вот Иоанн замечает его. На мгновение он застывает, съеживается. Но 
затем спокойно всматривается. Он видит мужчину, Теренция, Нерона, обезьяну, 
антихриста, двуногое олицетворение лжи, воплощение зла. Он 
выпрямляется. Его изрытое резкими складками бородатое лицо кажется человеку, забившемуся 
в угол, огромным, гигантским. Но он не в состоянии отвернуться от этого лица, он не может не 
смотреть в горящие глаза под косматыми бровями, хотя он трижды обмирает, заглядывая в них.
     Иоанн встает. Он не маленького роста, но отнюдь не великан. Теренцию же он 
представляется гигантом. Вот он поднимает ногу, огромную ногу гиганта, он приближается к 
нему, приближается мучительно медленно; от шага до шага проходит целая вечность.
     Да, Иоанн наслаждается каждым своим движением. Он отдан, стало быть, ему в руки, 
нежданно-негаданно, этот антихрист, его личный враг и враг человечества, убивший его сына. 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.