Случайный афоризм
Библиотеки - госрезерв горючих материалов на случай наступления ледникового периода. (Владимир Бирашевич (Falcon))
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

чувством неловкости, скорее встревоженные, чем растроганные. Многие втайне спрашивали 
себя, не было ли бы умнее и достойнее стоять по ту сторону Евфрата, в рядах собратьев, против 
которых, вероятно, придется в ближайшее время биться, чем воевать 
под знаменем этого комедианта. И 
офицер, сформулировавший при выходе из дворца впечатление от речи императора в словах: 
«Две оперы подряд — это уже слишком», — выразил, вероятно, мнение большинства.
     Сам Требон, который слушал эту речь из императорской ложи, должен был бы, в 
сущности, радоваться, ибо, убедив Нерона извиниться перед армией, он разрешил свою 
трудную задачу. Но он чувствовал скорее смущение, чем удовлетворение. Сквозь 
высокопарные слова императора ему слышалось, как Нерон мурлычет песенку о горшечнике, 
песенка заглушала красивые слова, и Нерон был уже не Нероном, а всего лишь Теренцием.
     
     5. ДЕЙСТВОВАТЬ И НЕ ОТЧАИВАТЬСЯ 
     Варрон не присутствовал на этом спектакле. Это было оскорбительно и, следовательно, 
неумно, но он не в силах был превозмочь своего отвращения к Кнопсу 
и Требону. Когда-то он слишком сильно презирал обоих, чтобы ненавидеть. Теперь же в нем из 
чувства собственной беспомощности вырастала и крепла злобная враждебность к ним.
     Он не мог сказать, что идея с проскрипционными списками была неудачной, но его 
отталкивала глупая, низменная форма ее осуществления. Варрон не был 
сентиментален, но он отделял личные чувства от политики. Смешивать политику с личной 
местью — это, по его мнению, было в такой же мере дилетантством, как и безвкусицей. 
Расправа с такими людьми, как Кайя и лейтенант Люций, была, с его точки зрения, не столько 
даже преступлением, сколько просто идиотством.
     Он, Варрон, стал игрушкой в руках собственных ставленников, что совершенно 
недопустимо, людей этих необходимо обезвредить.
     Это было не так просто. Способный на любое насилие, Требон пользовался 
популярностью, Кнопс был бессовестен, изобретателен, хитер. Варрон обзавелся агентами, 
чтобы собирать против Кнопса и Требона обличительный 
материал. Агенты составляли акты, в которых на основании отдельных многочисленных 
данных доказывалось, что Кнопс и Требон злоупотребляли властью во имя личной мести и 
наживы. Варрон сам не лишен был присущего римлянам здорового корыстолюбия, он не знал 
жалости к эксплуатируемым и угнетенным и сам, не задумываясь, содрал в свое время десять 
шкур с целой провинции. Но то, что он, Варрон, совершал с изяществом и быстротой, Кнопс и 
Требон делали грубыми, неуклюжими руками. Варрон искренне, убежденно отвергал методы 
Требона и Кнопса.
     Чтобы подготовить падение Кнопса и Требона, требовались время и труд. Чрезвычайно 
сложное дело администрирования поглощало много сил. Надо было измышлять все новые и 
новые средства для борьбы с растущим среди населения недовольством, надо было изыскивать 
все новые и новые денежные источники для неотложного увеличения армии. И Варрон работал, 
работал много, работал со страстью. Неутомимым, почти неистовым трудом он пытался как бы 
отогнать от себя мрачное чувство безнадежности, нередко сжимавшее ему горло.
     Когда не помогала работа, он спасался в своем последнем убежище — он шел к Марции. 
Марция, с тех пор как Клавдия Акта побывала в Эдессе, перестала бояться отца, не чуждалась, 
как прежде, и это сближение между ней и отцом продолжалось и после отъезда Акты. Марция 
принимала его, когда он приходил к ней, и иногда даже сама отправлялась к нему. 
Он проводил с ней долгие часы, она сидела, а он ходил по комнате из угла в угол, говоря о 
вещах, волновавших его. Он предавался вслух размышлениям о том, как это дерзко и глупо, 
когда отдельная личность предполагает изменить течение мировой истории. Разве действия 
человека, даже самого могущественного, не предписываются на девять десятых 
обстоятельствам? Он, Варрон, не больше, чем его Нерон, был волен в 
своих действиях. В том, что план его так удался, виноват 
не государственный ум его, Варрона, а «конъюнктура», счастливое стечение обстоятельств, от 
него не зависящих. Где вообще искать решающие факторы 
политического успеха? В большинстве случаев их надо искать очень далеко, в 
сфере, которую действующее лицо, запутавшись в нитях данного политического процесса, не 
в состоянии познать. Каким же образом можно оказывать влияние на ход 
больших политических событий? От 
чего зависит, например, будущее его затеи, судьба Нерона и его 
собственная? Ведь не от настроений же народов Междуречья и не от вооружений Цейона! Так 
могут думать только близорукие люди, не видящие дальше своего носа. Наступит ли смерть 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.