Случайный афоризм
Хорошие стихи - это успех, плохие - стихийное бедствие. Гарри Симанович
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     — Это тот самый, о котором я говорю, — ответил Требон, и так как император не 
разгневался, он собрался с духом и скороговоркой продолжал:
     — Армия — рука императора. Когда руке больно, когда, скажем, на ней царапина, не 
следует разве императору приложить к больной руке мазь?
     «Если Нерон вспылит, — подумал Требон, — если он рассердится, я не буду настаивать. 
Мне жаль моих солдат, но я передам их военному суду».
     Нерон не рассердился. Нерон рассмеялся. Требон поэтому продолжал:
     — Император давно не оказывал чести своим солдатам — он давно не держал 
им речи. Армия жаждет слова императора. Ласковое слово императора удваивает мощь армии.
     — Что же случилось с твоим Люцием? — милостиво спросил Нерон.
     Перед Требоном была труднейшая часть его задачи.
     — Было бы хорошо, — осторожно начал он, — если бы император рассказал своим 
солдатам об их собрате Люции, если бы император разъяснил своей армии, что считает этого 
Люция хорошим офицером и сожалеет, что его нет более в живых.
     Нерон оглядывал сквозь свой смарагд Требона с ног до головы.
     — Гм, — сказал он, — я, стало быть, должен хоронить твоих покойников. Ты знаешь, 
Требон, что ты наглец?
     Но слова эти прозвучали не очень грозно. Нерон погрузился в размышления, и Требон 
знал, что в эти минуты принимаются решения, которые могут весьма существенно повлиять на 
его, Требона, популярность в армии. Он внимательно следил за лицом императора, напряженно 
ожидая слов, которые слетят с уст его. Вот уста эти разомкнулись, сию минуту император 
заговорит, ответит ему. Требон слушал, весь превратившись в ожидание. Но то, что слетало с 
этих уст, не было ответом ему: Нерон вполголоса напевал маленькую, проклятую наглую 
песенку о горшечнике. Требон был немузыкален и часто путал мелодии. Но на этот раз он не 
мог перепутать, это, несомненно, была знаменитая песенка, и сердце у Требона сжалось от 
испуга.
     Император же, внезапно оборвав песню, улыбнулся и сказал:
     — В сущности, такая задача, как оплакивание смерти храброго солдата, не лишена 
прелести, и я полагаю, что подобная траурная речь будет достойным вкладом в собрание моих 
сочинений.
     И снова, видимо, уже работая над формой своей речи, он машинально, без слов, 
замурлыкал песенку о горшечнике. Требон удалился, скорее угнетенный, чем осчастливленный.
     И вот Нерон созывает в свой личный маленький театр цвет офицерства. Прежде всего он 
показывает офицерам героическую оперу, в которой великий Александр в состоянии 
опьянения убивает Клита, человека, спасшего ему 
жизнь. После этого символического зрелища Нерон в большой, местами трогательной, местами 
патетической речи произнес извинение за убийство лейтенанта Люция. В сильных словах он 
славил мужество и военный талант лейтенанта. Но 
затем он заговорил о дисциплине, напомнил, что время военное, что ведется 
тяжелая борьба с узурпатором Титом, а на войне дисциплина —
 первое требование. Люций же неоднократно в присутствии заслуживающих доверия 
свидетелей, как римлян, так и местных жителей, произносил заговорщические речи, 
распространил глупые и лживые сведения о якобы низком происхождении императора и его 
расположении к людям низкой крови. Свидетельские показания, скрепленные присягой, 
налицо. Протоколы, в которые они занесены, в любую 
минуту к услугам фельдмаршала Требона и других генералов. Возможно, что глупые мятежные 
речи лейтенанта были лишь мальчишеской 
болтовней, и в мирное время такие речи можно было бы извинить. Но не в военное. Он, 
император, проверил дело, взвесил все «за» и «против» и осудил лейтенанта. Нелегко было 
вынести такой приговор, ибо император любил молодого офицера, 
как сына. Но как Брут осудил своих 
сыновей, так и ему, Нерону, пришлось подчиниться велению богов и приговорить к 
смерти лейтенанта. Наряду со многими другими это была тяжелая жертва, принесенная 
императором для блага государства и армии. Может быть, одна из самых тяжелых. Но 
император надеется: своими будущими подвигами армия докажет, что кровь 
лейтенанта пролита не напрасно, что кровь эта напитает новыми соками дисциплину солдата.
     Он был в ударе: вовремя благозвучно всхлипывал, где нужно было, — гремел и 
воспламенялся собственными словами. Этот удивительный человек, Нерон — Теренций, был и 
в самом деле искренне опечален смертью своего храброго солдата. 
Но офицеры, заполнявшие зал театра, слушали его с каким-то 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.