Случайный афоризм
Настоящие писатели - совесть человечества. Людвиг Андреас Фейербах
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     Он уже собирался отпустить их, как вдруг его взгляд упал на человека, которого он 
до сих пор не замечал. Человек этот стоял с замкнутым выражением лица, высокомерно подняв 
брови над близорукими серыми глазами, слегка скривив рот, скорее удивленно, 
чем возмущенно. Опять, как в то утро, четырнадцать лет тому назад, 
Варрона изумило горделиво-недовольное лицо с блекло-розовой кожей и рыжеватыми 
волосами. Да, именно так выглядел император Нерон, его император, когда он замыкался в 
себе. Именно так он воспринял бы рассказ об этом оскорблении, если бы он еще жил, если бы 
Варрон мог ему рассказать. Вот с таким же капризным и вызывающим выражением он 
выпячивал вперед толстую нижнюю губу: делайте, что хотите, — меня ведь это не касается...
     Варрон вспомнил, как Нерон забавлялся обезьяньим искусством этого человека, как 
заставлял прыгать его вместе со своей обезьяной. И Варрон усмехнулся про себя. Но еще 
прежде, чем внутренняя усмешка отразилась на его лице, он стер ее, и на какую-то долю 
секунды его живое лицо окаменело, точно маска.
     В это мгновение ему привиделось многое.
     Затем он снова повернулся к своим клиентам. Незаметно он втянул теперь в беседу 
человека с близорукими серыми глазами. Начал выказывать к нему 
интерес. Усиленный интерес. Наконец, развернул перед этим маленьким горшечным мастером, 
жившим его милостями, все чары своего обаяния, которые он обычно пускал в ход лишь перед 
восточными царями, жрецами да еще разве перед женщинами.
     Он хитро выведал у него все самое сокровенное. Он так растормошил польщенного 
Теренция, что тот заговорил с ним, как с равным, стал излагать 
ему свои взгляды на жизнь, политику, искусство. Сердце Теренция принадлежало театру. Он 
заговорил об артисте Иоанне из Патмоса, который давно уже ушел со сцены и тихо жил 
в Эдессе в качестве частного лица. Теренций много лет тому назад видел Иоанна в Антиохии в 
роли Эдипа. Его, Теренция, откровенно заявил он, разочаровало столь прославленное искусство 
этого человека. Теренций сам занимался литературой и театром, как, быть может, 
известно его покровителю, сенатору; он помнит наизусть целые страницы из классиков, он 
много думал об Эдипе и, например, о том, как нужно произносить большую речь 
Эдипа, начинающуюся словами: «Что здесь 
свершилось, было справедливо, в противном ты меня не убедишь». Он разболтался вовсю, но 
вдруг спохватился, испугавшись своей смелости, — он боялся увидеть если не издевку, 
то, по крайней мере, усмешку на лице сенатора. Однако 
ничего подобного не случилось. Варрон слушал его с совершенно серьезным видом, затем 
пригласил в ближайшие дни пообедать с ним и подробно изложить 
ему свои идеи и прежде всего свое мнение о правильном чтении упомянутых стихов Эдипа.
     
     Теренций, почти удрученный таким счастьем, испытывал в то же время некоторое 
беспокойство. Его не удивляло, что им интересуются, он был образованным 
человеком, с самостоятельным кругозором, с значительными идеями. Но когда с ним 
разговаривал человек такого сана, как сенатор, его против воли охватывали почтительность, 
преданность, легкий страх. Ведь, в конце концов, его отец был еще 
рабом в семье Варрона. И когда теперь Варрон пригласил Теренция в ближайшие 
дни пообедать с ним и подробнееизложить ему свои взгляды, к его восторгу примешивалась 
захватывающая дух боязнь, почти как в те времена, когда император Нерон требовал его к себе.
     
     Варрон, отпустив своих клиентов, еще раз достал расписку в получении шести тысяч 
сестерций налога, взял ее в руки и, держа на некотором отдалении от глаз — он становился 
дальнозорким, — стал ее изучать буква за буквой. На обратной стороне 
листка он провел черту и, разделив таким образом лист на две графы, надписал очень мелко: 
«Прибыль», «Убыток», и в графу «Прибыль» занес: «Некая идея». Затем 
он открыл в стене тщательно замаскированную дверцу и из тайника достал ларец. Ларец был 
небольшой, но очень ценный, работы Мирона, с изображением подвигов аргонавтов. Варрон 
повсюду возил этот ларец с собой. Он отпер его, достал бумаги, находившиеся в нем, нежно 
погладил их. Здесь было весьма доверительное письмо к нему Нерона и 
стихи, посвященные ему императором, здесь было письмо покойного царя парфянского, 
Вологеза, в котором повелитель парфян благодарил Варрона и выражал 
свое восхищение той мудростью, с которой Варрон способствовал окончанию войны между 
Римом и парфянами. Здесь же 
было несколько секретных строк, набросанных фельдмаршалом Корбулом, который вел эту 
войну на стороне римлян и, несмотря на победу, кончил плачевно. И многое другое было в 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.