Случайный афоризм
Слова поэта суть уже его дела. Александр Сергеевич Пушкин
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

и спеси. Таких было немало: его чиновники и поставщики, его солдаты и полиция, те, 
кто строил для него и его приближенных замки, дома и дороги, те, кто шил мундиры для его 
армии и ковал для нее оружие. Немало их было, не меньше, чем один из десяти. Но пирог и 
жаркое, которые они ели, которые ел каждый десятый, были вырваны изо рта у других, у девяти 
из десятка.
     Ропот недовольных не умолкал. Мрачные пророчества Иоанна из Патмоса, 
святого актера, который по-прежнему скрывался в пустыне, все более тревожили массу. Теперь 
уже никто не хотел верить, что Апамею затопили действительно 
христиане. Отъезд Клавдии Акты, любимицы народа, также возбуждал сомнения насчет 
Нерона. Люди, ограбленные Кнопсом и Требоном или как-нибудь иначе обойденные, 
униженные, ненавидели и сеяли ненависть. У убитых были друзья и сторонники, которые не 
забывали и не молчали. К тому же начались нескончаемые трения 
между офицерами и чиновниками Требона и туземными сановниками и военными. С давних 
пор римские офицеры смотрели сверху 
вниз на своих восточных товарищей, восточные солдаты 
назывались «вспомогательными войсками»; римляне и теперь со снисходительным 
пренебрежением относились к туземным генералам. Филипп и Маллук возмущались 
манией величия Нерона, произволом и наглостью его приближенных. Ведь 
в конечном счете именно они дали власть римскому 
императору и помогали ему держаться на поверхности. Они с гневом 
убеждались, что потеряли всякую власть над обманщиками, дураками и разбойниками, которых 
они вынуждены были призвать на помощь для охраны своего суверенитета и 
своих старых владений. Поддерживая Нерона перед внешним миром, они внутри вели 
медленную, подспудную, подлинно восточную войну против Нерона, войну 
на истощение. Варрон старался по мере сил сгладить противоречия; но это плохо удавалось 
ему, вражда между восточными офицерами и западными чиновниками продолжала возрастать.
     Нерон Теренций не хотел замечать всех этих трудностей. Он опьянялся звучанием слов 
«империя, власть, армия, народ, Восток»; но, по существу, вопросы политики и хозяйства были 
ему безразличны и интересовали его лишь постольку, поскольку служили предлогом для 
звонкой риторики. Императорская власть, 
роль предводителя означали для него блеск, стечение народа, парады, возведение построек, 
празднества, «ореол» и прежде всего — речи, речи. Когда же дело касалось 
политических и экономических вопросов, он снисходительно 
кивал головой и укрывался за броней своего «царского величия» в убеждении, что если 
бы ему действительно угрожали серьезные трудности, то его внутренний голос подсказал бы 
ему правильный путь.
     Серьезно он относился только к одному: к охране своего императорского величия. Он 
возобновил и усилил законы против оскорбления величества, упраздненные 
Флавиями. Его сенат вынужден был судить за этого рода преступления 
с такой строгостью, как, бывало, во времена Тиберия и Калигулы. Были изданы суровые 
декреты. Никто, кроме императора, не смел пользоваться смарагдом, чтобы лучше 
видеть. Запрещено было браниться и 
рыгать перед изображением императора. Малейшая провинность в этом отношении, даже 
нечаянная, каралась. Доносы процветали.
     За оскорбление величества, в конце концов был осужден и ковровый фабрикант Ниттайи. 
Он давал много денег на спортивные цели, устроил на своей вилле тот красивый двор для игр, 
где в свое время встречались иногда Варрон и полковник Фронтон, покровительствовал 
искусству. Но однажды он не 
к месту проявил бережливость: из-за превышения первоначальной сметы отказался взять на 
фабрике на Красной улице заказанную им статую Митры. Теперь против 
него было выдвинуто обвинение: он будто бы, собираясь отправлять естественную нужду, не 
снимал с пальца перстня, в который была вделана камея с изображением головы Нерона. Сенат 
присудил его к ссылке. Император удовольствовался тем, что 
конфисковал его имущество. Нерон и Кнопс посмеивались. Теперь торговец коврами Ниттайи 
уже не мог притеснять честных горшечников в тех случаях, когда заказ 
не укладывался в скудную сумму, которой он предполагал отделаться.
     Распространение слухов о мужском бессилии Нерона император также толковал 
как оскорбление величества. Так как эти слухи нельзя было заглушить запретами, он пытался 
действовать другими путями. На глазах у всех к нему в спальню приводили 
по его приказанию женщин — знатных и простолюдинок; а затем через несколько дней 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.