Случайный афоризм
Роман, прожитый каждым индивидом, остается более грандиозным произведением, чем любое из произведений, когда-либо написанных на бумаге. Виктор Франкл
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

и спеси. Таких было немало: его чиновники и поставщики, его солдаты и полиция, те, 
кто строил для него и его приближенных замки, дома и дороги, те, кто шил мундиры для его 
армии и ковал для нее оружие. Немало их было, не меньше, чем один из десяти. Но пирог и 
жаркое, которые они ели, которые ел каждый десятый, были вырваны изо рта у других, у девяти 
из десятка.
     Ропот недовольных не умолкал. Мрачные пророчества Иоанна из Патмоса, 
святого актера, который по-прежнему скрывался в пустыне, все более тревожили массу. Теперь 
уже никто не хотел верить, что Апамею затопили действительно 
христиане. Отъезд Клавдии Акты, любимицы народа, также возбуждал сомнения насчет 
Нерона. Люди, ограбленные Кнопсом и Требоном или как-нибудь иначе обойденные, 
униженные, ненавидели и сеяли ненависть. У убитых были друзья и сторонники, которые не 
забывали и не молчали. К тому же начались нескончаемые трения 
между офицерами и чиновниками Требона и туземными сановниками и военными. С давних 
пор римские офицеры смотрели сверху 
вниз на своих восточных товарищей, восточные солдаты 
назывались «вспомогательными войсками»; римляне и теперь со снисходительным 
пренебрежением относились к туземным генералам. Филипп и Маллук возмущались 
манией величия Нерона, произволом и наглостью его приближенных. Ведь 
в конечном счете именно они дали власть римскому 
императору и помогали ему держаться на поверхности. Они с гневом 
убеждались, что потеряли всякую власть над обманщиками, дураками и разбойниками, которых 
они вынуждены были призвать на помощь для охраны своего суверенитета и 
своих старых владений. Поддерживая Нерона перед внешним миром, они внутри вели 
медленную, подспудную, подлинно восточную войну против Нерона, войну 
на истощение. Варрон старался по мере сил сгладить противоречия; но это плохо удавалось 
ему, вражда между восточными офицерами и западными чиновниками продолжала возрастать.
     Нерон Теренций не хотел замечать всех этих трудностей. Он опьянялся звучанием слов 
«империя, власть, армия, народ, Восток»; но, по существу, вопросы политики и хозяйства были 
ему безразличны и интересовали его лишь постольку, поскольку служили предлогом для 
звонкой риторики. Императорская власть, 
роль предводителя означали для него блеск, стечение народа, парады, возведение построек, 
празднества, «ореол» и прежде всего — речи, речи. Когда же дело касалось 
политических и экономических вопросов, он снисходительно 
кивал головой и укрывался за броней своего «царского величия» в убеждении, что если 
бы ему действительно угрожали серьезные трудности, то его внутренний голос подсказал бы 
ему правильный путь.
     Серьезно он относился только к одному: к охране своего императорского величия. Он 
возобновил и усилил законы против оскорбления величества, упраздненные 
Флавиями. Его сенат вынужден был судить за этого рода преступления 
с такой строгостью, как, бывало, во времена Тиберия и Калигулы. Были изданы суровые 
декреты. Никто, кроме императора, не смел пользоваться смарагдом, чтобы лучше 
видеть. Запрещено было браниться и 
рыгать перед изображением императора. Малейшая провинность в этом отношении, даже 
нечаянная, каралась. Доносы процветали.
     За оскорбление величества, в конце концов был осужден и ковровый фабрикант Ниттайи. 
Он давал много денег на спортивные цели, устроил на своей вилле тот красивый двор для игр, 
где в свое время встречались иногда Варрон и полковник Фронтон, покровительствовал 
искусству. Но однажды он не 
к месту проявил бережливость: из-за превышения первоначальной сметы отказался взять на 
фабрике на Красной улице заказанную им статую Митры. Теперь против 
него было выдвинуто обвинение: он будто бы, собираясь отправлять естественную нужду, не 
снимал с пальца перстня, в который была вделана камея с изображением головы Нерона. Сенат 
присудил его к ссылке. Император удовольствовался тем, что 
конфисковал его имущество. Нерон и Кнопс посмеивались. Теперь торговец коврами Ниттайи 
уже не мог притеснять честных горшечников в тех случаях, когда заказ 
не укладывался в скудную сумму, которой он предполагал отделаться.
     Распространение слухов о мужском бессилии Нерона император также толковал 
как оскорбление величества. Так как эти слухи нельзя было заглушить запретами, он пытался 
действовать другими путями. На глазах у всех к нему в спальню приводили 
по его приказанию женщин — знатных и простолюдинок; а затем через несколько дней 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.