Случайный афоризм
Очень оригинальный человек часто бывает банальным писателем и наоборот. Лев Шестов
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

Предрассудок, бессмыслица. Разве он не был, говоря словами известного классика, 
«императором до самой сердцевины»? То, что он думал, то, что он чувствовал, — 
это были императорские, божественные идеи, и если его Даймонион приказывал ему избрать 
мотив с летучей мышью, то перед этим его внутренним голосом все возражения были только 
смешны.
     Он был смел до безумия, как Нерон в годы своего расцвета. Он приказал — на что до сих 
пор не отваживался ни один римский император, — по примеру великого царя 
парфянского, нести впереди себя огонь, символ царского величия. Затем он велел отчеканить 
золотую монету, на которой его лицо было изображено двойной линией, — смелый намек на то, 
что он дважды Нерон, умерший и воскресший, как бог Озирис. С трудом уговорили императора 
министры отсрочить выпуск этой монеты, они боялись, что двойной Нерон, изображенный на 
ней, даст насмешливым сирийцам повод к злым шуткам. Но сам Нерон любил эту монету с 
двойным профилем и часто ею любовался.
     Как прежний Нерон публично выступал в греческих городах, так и новый выступал в 
театрах Самосаты, Лариссы, Эдессы и сиял от удовольствия, когда судья присуждал ему венок. 
Толпа ликовала, толпа была счастлива видеть своего императора на сцене, а он, 
окрыленный ее энтузиазмом и чувством своего величия, превосходил самого себя.
     Он теперь искал общества своего опасного друга-врага, Варрона. Варрон не улыбнулся, 
когда он доверил ему тайну пещеры. Варрон был ошеломлен. Варрон знал, что он, Нерон, 
обладает «ореолом». Нерон заигрывал с ним, искал новых и новых подтверждений того, что 
этот человек в него верит. Он старался вызвать в нем раздражение, 
кольнуть его, чтобы уловить в его словах, в его поведении что-нибудь, 
напоминавшее о мятеже, какой-нибудь намек на прошлое.
     Но Варрон оставался смиренным, оставался царедворцем, который счастлив тем, что его 
величество допускает его перед свои светлые очи. Слова «куш, Теренций» не были 
произнесены. Нерон нередко нуждался в инструкциях и указаниях по части того, как вести себя 
в тех или иных случаях. Варрон давал ему скромные советы. Нерон следовал им; 
но как раз в присутствии Варрона он им не следовал.
     Нерон становился все более дерзким в своих намеках.
     Однажды сенатор нашел его погруженным в созерцание золотой монеты с двойным 
профилем.
     — Скажите откровенно, — вызывающе спросил Нерон, — вы не находите этот рисунок 
слишком претенциозным?
     — Это гордый, смелый символ, — возразил с непроницаемым видом Варрон, переводя 
взгляд с головы в натуре на две головы на золоте.
     Но Нерон-Теренций ответил мечтательно, самодовольно:
     — Да, мой Варрон, надо спуститься к летучим мышам, чтобы отважиться на такую 
мудрую смелость.
     
     15. БОГ НА ЛЕТУЧЕЙ МЫШИ 
     Каким прочным ни казалось господство Нерона, внутреннее сопротивление в стране 
нарастало. В подвластных Нерону областях жилось нехорошо. Внешне царил, правда, порядок, 
но он достигался террором и лишениями.
     На главных площадях городов поставлены были железные и каменные доски, 
где в пышной широковещательной форме перечислялись привилегии, предоставленные 
Нероном вновь покоренным областям и городам. Но пока это были пустые юридические 
формулы. Пока присутствие нового императора было 
сопряжено для маленьких стран Междуречья с тяготами, гораздо более чувствительными, чем 
прежние налоги. Князья старались взвалить эти тяготы на плечи арендаторов и 
предпринимателей. Те, в свою очередь, на крестьян и ремесленников, которые опять-таки 
нажимали на рабов; таким образом, все ощущали это новое бремя.
     Не повезло и торговле. Рим чинил всякие затруднения на сирийской границе. Караваны, 
возившие китайские шелка, арабские пряности, жемчуг Красного моря, товары 
Индии в Римскую империю и выменивавшие на них 
римские продукты, искали других путей. Главные источники дохода Месопотамии иссякали.
     Все ждали, что вместе с Нероном придет процветание, изобилие, ждали, что, когда страна 
избавится от римских пошлин и налогов, каждому будет пирог 
вместо хлеба, вино вместо воды. Но никаких пирогов не было, напротив, даже хлеба стало не 
хватать, а в вино приходилось подливать все больше воды. Конечно, тот, кто непосредственно 
имел дело с Нероном и его приближенными, тот жирел, у того прибавлялось денег 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.