Случайный афоризм
Настоящие писатели - совесть человечества. Людвиг Андреас Фейербах
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

для него уже мертва, потому что он смаковал это ощущение — разговаривать с умершей, 
которая думает, что она еще жива. Он мог быть особенно нежен с этой 
покойницей, зная то, чего не знала она, исполненный злого чувства превосходства. Он был 
особенно нежен с Актой.
     Акта испугалась. Сначала этот человек, игравший со своими дрессированными летучими 
мышами и кормивший их из своих рук, показался ей смешным. Теперь он был ей страшен. О, 
она знала этого Нерона. Знала его ужасающую, 
бездонную жестокость. Знала страсть Нерона к такого рода дьявольской игре. Да, теперь она 
понимала, каким образом этот человек мог так глубоко взволновать ее. Она видела маленькую, 
презрительную, ласковую и злую складку вокруг его губ. В 
Теренций, игравшем со своими летучими мышами, она узнала Нерона, игравшего с 
мертвецами, которых он посылал в подземный мир. Она узнала Нерона, она поняла, что она 
приговорена. На нее дохнуло холодным дыханием подземного царства, и она удалилась 
с ужасом в душе.
     Ни Нерон, ни Требон, ни Кнопс ни слова не сказали Варрону или царю Филиппу о своих 
замыслах относительно Акты. Нерон хорошо понимал, что Варрон и царь Филипп сделают все, 
чтобы помешать выполнению его плана. И все-таки, против воли Нерона, они об 
этом узнали, и очень скоро после ухода Акты от императора Варрон настойчиво попросил у 
него аудиенции. — Я слышал, к моему сожалению, — сказал Варрон, — что Клавдия Акта 
хочет нас покинуть.
     — Да, мой Варрон, — любезно сказал Нерон, — нам не удалось ее удержать — ни вам, ни 
мне.
     — Раз нельзя ее удержать, — сказал Варрон, — надо по возможности облегчить такой 
прекрасной, очаровательной даме путешествие в Рим.
     — Да, — отозвался Нерон, — это надо сделать.
     — Я хочу предоставить в ее распоряжение один из моих дорожных экипажей, — сказал 
Варрон как бы мимоходом, — и почетную стражу в сто человек.
     — К сожалению, вы опоздали, мой Варрон, — сказал император, — я сам предоставил ей 
дорожный экипаж и охрану.
     Сенатор чуть-чуть побледнел.
     — Я буду крайне обязан вашему величеству, — сказал он, — если мне будет дарована 
привилегия оказать Клавдии Акте эту маленькую услугу. Я у нее в долгу с прежних времен, и, 
кроме того, ведь ваше величество, — прибавил он с несколько лукавой фамильярностью, — 
всю неделю находились в интимнейшей близости с нашей Актой.
     Намек разозлил Теренция, но он не дал заметить своей досады.
     — Нет, мой Варрон, — улыбнулся он и даже потрепал Варрона по плечу, на что до сих 
пор никогда не отваживался, — ничего не выйдет. В оставшийся короткий срок мы хотим 
оказать нашей Акте еще эту последнюю услугу.
     Слова его, несмотря на любезный тон, прозвучали так угрожающе, что Варрон, боясь 
раздразнить его, не решился уклониться от прикосновения этого человека, как оно ни было ему 
противно.
     — Не настаивайте на этом, — сказал он тоном убедительной просьбы. — Это может 
плохо кончиться, — прибавил он, — если Акту не будут сопровождать на границу безусловно 
надежные люди. Дорога в последнее время не совсем безопасна.
     — А моих людей вы не считаете надежными, Варрон? — спросил император.
     — Я считаю моих людей более надежными, — возразил Варрон.
     — Вы очень смелы, мой друг, — сказал Нерон, делая вид, что на его царственное лицо 
набегает тень маленького мрачного облака. — Неужели вы думаете, что такие доводы сделают 
меня благосклоннее к вашей просьбе?
     Варрон сдержался.
     — Подумайте о том, — еще раз попросил он, — какой клевете дал бы повод несчастный 
случай с нашей Актой, если бы он приключился с ней в пути. К каким неожиданным 
последствиям это привело бы. Весь мир скажет, что Акта узнала в нашем Нероне не его 
величество императора, а некоего горшечника Теренция. Это было 
бы колоссальным торжеством для Цейона и людей на Палатине. С нашей Актой 
ничего приключиться не должно, — заклинал он императора.
     — Вот потому-то я и даю ей для охраны моих людей, — с дружеской улыбкой сказал 
Нерон.
     Но теперь Варрон потерял самообладание. Он подошел близко к Нерону и сказал ему 
прямо в лицо:

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.