Случайный афоризм
Тот не писатель, кто не прибавил к зрению человека хоть немного зоркости. Константин Георгиевич Паустовский
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

Требон и Кнопс настаивали на том, чтобы устранить ее, уничтожить раньше, чем она вернется в 
Рим и сможет там распространять сказку, будто бы Нерон вовсе не Нерон. Даже самим себе 
они не признавались, что рады были найти предлог отомстить женщине за ущемленное 
мужское самолюбие.
     Теренций благосклонно выслушивал предложения своих приближенных. Его злило, что 
Акта одним своим появлением покорила массы Месопотамии, он завидовал ее популярности. 
Он хорошо знал, что были моменты, когда она принимала его за Нерона. Возможно, говорил он 
себе, он и мог бы завоевать ее, если бы не спасовал как мужчина. Он не прощает ей того, 
что сила его как мужчины и актера оказалась недостаточной, он не забывал, что она не хотела 
увидеть его «ореол», блеск царского величия, исходивший от него в Лабиринте. Приятно было 
бы стереть эту блудницу с лица земли, а если того же требуют государственные интересы, то 
это — удачное совпадение. Легче всего было бы, конечно, убить Акту из-за угла. Но это 
казалось ему слишком грубым, упрощенным. Его месть должна быть изощренней, изящнее. Он 
вспомнил об искусно «сделанном» кораблекрушении, посредством которого Нерон убрал с 
пути свою мать. Теренций мечтал устроить «несчастный случай», в результате 
которого Акта была бы изувечена: или лицо ее было бы навсегда обезображено, или походка 
утратила бы свою грациозность. Конечно, все это 
надо организовать так утонченно-искусно, чтобы даже сама Акта не заподозрила ничего, кроме 
злого случая.
     Акта тем временем закончила приготовления к отъезду. Но так как у нее было мягкое 
сердце, она не хотела покинуть Эдессу, не простившись с человеком, который после долгих лет 
пустоты снова вызвал в ней расцвет большого чувства. Она посетила Нерона.
     Нерон в этот момент возился со своими дрессированными летучими мышами, для 
которых был устроен специальный грот. Прощальный визит Акты был для него 
неприятной неожиданностью. Если бы она пыталась уехать тайком, крадучись, это более 
соответствовало бы его планам. Он уже принял на этот случай меры, и она не ушла бы живой 
из его рук. То, что теперь она стояла перед ним такая спокойная, веселая, не укладывалось в его 
представлении о мире, смущало его, и он еще сильнее ненавидел ее за то, что живая Акта не 
совпадала с тем образом, который он создал себе.
     Он заставил ее некоторое время ждать, затем принял ее, но не во дворце, а 
в гроте, в полумраке. Призраками реяли летучие мыши или висели, уцепившись за потолок, за 
выступы. Это были животные разнообразных пород: они свисали отовсюду, уродливые, с 
человеческими руками, огромными ушами, 
отталкивающими собачьими и обезьяньими мордами, мохнатыми тельцами разнообразнейших 
цветов. Нерон предполагал, что эта жуткая обстановка смутит Акту. Но Акта была скорее 
удивлена. Поэтому Теренцию не удалось на 
этой прощальной аудиенции быть Нероном. Он, правда, многословно, полуиронически 
выражал свою печаль по поводу того, что Акта так быстро покидает его, приводил цитаты из 
классиков, не хуже, чем это сделал бы подлинный Нерон. Но в общем он сам чувствовал, что он 
не в ударе. Акта же находила его убогим, она не понимала, как мог этот человек возбуждать в 
ней такие большие чувства.
     Она уже собиралась уходить, когда на Нерона наконец снизошло вдохновение и он 
овладел собой. Да, на него снизошел дух подлинного Нерона. Он почувствовал себя 
императором, который прощается с человеком, некогда ему близким, близким еще и теперь. Но 
он, император, хочет, чтобы их разлучила смерть, о чем друг его еще не подозревает. Темно и 
таинственно заговорил он о своих летучих мышах. Говорил о том, как души убитых Одиссеем 
женихов, подобно летучим мышам, следуют в подземный мир за предводителем мертвых 
Гермесом. Процитировал Гомера:
     
   ...Как мыши летучие в недре глубокой пещеры,
   Цепью к стенам прикрепленные, — если одна, оторвавшись,
   Свалится наземь с утеса, — визжат, в беспорядке порхая;
   Так, завизжав, полетели за Эрмием тени...
     
     Глубокомысленно и таинственно шутил: кто, мол, из умерших общих знакомых 
скрывается теперь в этих уродливых животных, — вот в этом, в том? Он смотрел на Акту 
своими близорукими глазами, злым и в то же время печальным, нежным 
взглядом, точно навсегда с ней прощаясь. Он играл Нерона, знающего, что его мать Агриппина, 
что его жена Октавия готовятся предпринять путешествие, из которого они никогда не 
вернутся. Он любил эту Агриппину, эту Октавию, он любил и эту Акту, потому что она была 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.