Случайный афоризм
Наша эпоха опасно играет печатными силами, которые похуже взрывчатых веществ. Альфонс Доде
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     — Когда чары спадают... — повторила она, все еще не заканчивая фразы.
     — Что же, что же тогда? — торопил Варрон, не в силах отвести от нее глаз.
     — Тогда... вместо юной красавицы видишь перед собой старуху, — закончила Акта своим 
ясным голосом, спокойно улыбаясь.
     И с присущей ей логикой, она твердо и трезво разъяснила ему, в каком свете ей 
представляется его Нерон.
     — Вы сделали правильный выбор, — сказала она. — Ваш Нерон способен ввести в обман. 
Ему удалось обмануть даже меня. Вы знаете, как любит меня Италик. Он, поэт и мужчина, 
обычно такой разумный человек, от любви ко мне превращается в смешного ребенка, и я не 
была бы женщиной, если бы это не нравилось мне. Но я должна вам 
признаться: ваш Нерон, когда я впервые увидела его, за полминуты 
достиг большего, чем мой Италик — усилиями нескольких лет. Однако — и в этом 
слабая сторона вашего расчета — ваш Нерон может обмануть только на одну минуту, да и то 
надо хотеть поддаться этому обману. Он насквозь искусственен, это 
шутка богов, которые потехи ради создали нечто вроде восковой фигуры, способной говорить 
и двигаться, но он остается тенью, он лишен настоящей человеческой души. Он даже не умеет 
спать с женщиной, он не «Нерон», не мужчина, производительная сила отсутствует в нем. 
Одушевленнее всего он в своем Лабиринте. Он призрак, такими я представляю себе мертвых в 
Гадесе, он — ничто. Сердце разрывается 
от таких переживаний: видишь перед собою мужественный, царственный, величавый образ, 
такой родной, точно сбылась сказка, а внутри — пустота, ничто. Я пугаюсь самой себя, своих 
собственных движений, походки, голоса, когда вижу эту тень — Нерона.
     Варрон понимал ее и, прежде чем высказать свою просьбу, он уже знал, что Акта откажет 
ему.
     — Когда я вижу ваше живое лицо. Акта, — все же начал он снова, — я не могу поверить, 
что вы так трезвы, как пытаетесь себя представить. Если я позволил себе увлечься, 
поддайтесь увлечению и вы. Не будьте слишком благоразумны. Останьтесь в нашей ладье, 
Акта. Разве не чудесно мчаться в ней? И если вы будете с нами, эта ладья не разобьется.
     — Я хочу сделать вам признание, Варрон, — возразила Акта. — Вы знаете, что я любила 
Нерона. Так сильно, что всякий другой бледнеет рядом с его тенью. Ваш Нерон был первый, 
кто сызнова зажег все то, что погасло во мне со смерти Рыжей бородушки. Я 
не выношу вашего Нерона. Я схожу с ума оттого, что мне снова и снова приходится переживать 
одно и то же. Этот призрак как будто одет плотью, но только прикоснись к нему, — и дух 
тотчас же улетучивается из него. Я не выношу этого. Я не люблю опьянения: вы ошибаетесь. Я 
ни в коем случае не люблю опьянения, которого надо достигать такими средствами. Я здесь не 
останусь.
     И, видя его глубокое разочарование, она продолжала, изменив тон, в одно и то же время 
расчетливо, шутливо и серьезно:
     — Я не хочу оставить вас на произвол судьбы, Варрон. Мне хочется помочь вам. Вы 
знаете, я богатая женщина, я люблю богатство, а если я предприму что-нибудь для вашего 
Нерона, то предвижу лишь единственный практический результат. Тит конфискует мои 
прекрасные земли и мои кирпичные заводы в Италии. И все же: если я могу оказать 
услугу вашему делу, если я могу сделать нечто во имя Нерона, скажите мне, 
что я должна сделать. Я это сделаю.
     Вот теперь было бы кстати заговорить о той просьбе, с какой хотели обратиться к ней 
сторонники Нерона. Ведь она сама дала ему к этому повод. Но тот самый Варрон, который 
без малейших колебаний посылал на смерть тысячи людей; который принес в жертву своей 
игре родную дочь; который с сожалением, но без раскаяния видел, как умирает его друг 
Фронтон; который часто рисковал собственной жизнью ради менее значительных целей, — этот 
Варрон не мог сказать в лицо Клавдии Акте, чего он от нее хотел. Он зажегся от 
соприкосновения с ней. Он теперь сам не понимал, как мог он, пока был еще молод, — из 
одного лишь благоразумия, только чтобы не портить отношений с императором, —
 запретить себе видеть ее красоту, ее неповторимое своеобразие, насладиться им. А теперь этот 
сразу постаревший человек увидел — и раскаялся. Он, Варрон, который так 
долго принимал всю свою жизнь такой, как она есть, который не хотел бы вернуть обратно 
ничего из того, что было сделано, и не хотел бы сделать ничего из того, от чего 
он отказался, теперь, за короткий промежуток, вторично чувствовал раскаяние. Он раскаивался, 
что в свое время — как ни посмотрел бы на это Нерон — не употребил всех усилий, 
чтобы завоевать эту женщину, Клавдию Акту. Он почувствовал огромное искушение забыть на 
время свое смешное и великолепное предприятие, стать не чем иным, как прежним Варроном, и 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.