Случайный афоризм
Назвать предмет - значит уничтожить три чверти поэтического шара, который дается временным отгадыванием; навеять - вот идеал. Малларме
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     — Здравствуй, Акта. Здравствуй, маленькая Акта.
     Да, так именно он сказал бы, хотя он и был не больше ее самой ростом.
     Клики перед домом, слова команды и звон оружия. Шаги вверх по лестнице. Не чужие 
шаги. Дверь распахнулась, портьера отброшена. Входит незнакомец.
     Нет, не незнакомец: в комнату входит Нерон. Это его лицо, его широкий лоб, его 
рыжеватые волосы, его серые прищуренные близорукие глаза, его толстая, детская, капризно 
оттопыренная нижняя губа. Он идет к ней, он смеется добродушно, по-мальчишески, он 
подходит близко, близко, пристально смотрит на нее, хватает ее белыми мясистыми руками, 
сияет. И вот звучит голос Нерона, он бросает несколько торопливых греческих слов. Его ли это 
голос? И как странно он произносит «th».
     Нет, только не критиковать, не хулить, не сомневаться. Она хочет, чтобы это был его 
голос. Это его голос. И вот этот голос произносит на простом латинском языке:
     — Здравствуй, Акта, здравствуй, дорогая моя Акта.
     Красивое удлиненное лицо Акты побелело, как будто она превратилась в одну из своих 
статуй. Безвольно, почти бессильно принимала эта, обычно такая сдержанная, женщина 
юношески-бурные ласки незнакомца. Возможно ли это? Она видела дыру на шее Нерона, через 
которую вытекла его кровь, его жизнь, —
 она помогала обряжать его труп, она поцеловала его, она присутствовала при 
том, как его положили на костер и сожгли, пепел торжественно хранился в мавзолее ее 
парка в Риме. И вот этот человек 
здесь, его близорукие глаза, его дерзкие, детские, чувственные, царственные губы. Все было 
толще, массивнее, пышнее, на тринадцать лет старше, но это было его лицо, его облик. Могли 
ли боги вторично создать тот же образ? Она, конечно, знала о шутке, которую 
сыграл тогда Нерон с горшечником Теренцием, и 
в обострившем все ее чувства напряжении она замечала 
не только неправильное произношение «th», но и все другие 
малейшие отступления от облика Нерона. И все же она почувствовала сильнейший страх, 
счастливый и отчаянный. Комната была полна Нероном, ее возлюбленным, так именно 
касались ее руки Нерона, так проникало в нее дыхание Нерона. Но если это так, то 
принадлежит ли ей умерший? Испуг и блаженство привели ее в такое смятение, что она почти 
лишилась чувств.
     Она приказала себе проснуться. Она сказала себе, что тело, лицо, маска могут 
повториться. Но если она хорошенько присмотрится, то заметит, что движения, походка этого 
человека — иные, что его натура отличается от натуры покойного. Но она не хочет этого 
слышать — по крайней мере пока. 
Она тихо высвободилась из объятий незнакомца. Нежным голосом, еще беззвучным от 
возбуждения, спросила:
     — А где же ты был все это время? Почему ты не позвал меня?
     Теренций подготовился к подобным вопросам и составил ответы в стиле Нерона. Но этот 
человек, актер до глубины души, вложил все, что в нем было нероновского, в минуту 
приветствия, и так в эту минуту израсходовался, что теперь был совершенно пуст. Правда, он 
владел достаточно хорошей техникой, чтобы в своих ответах не 
сбиться с правильного тона, но воодушевление ушло. Акта пришла в себя. Акта 
увидела перед собой смешного маленького комедианта. Она смотрела на него с таким же 
чувством, как на свою любимую птичку, из которой велела сделать чучело и которая 
стояла в ее комнате, жалкая и немая. Очарование было нарушено, она стыдилась великой, 
блаженной и полной отчаяния минуты, пережитой ею. И все же она была благодарна 
Теренцию за эту минуту и не дала ему заметить своего страшного разочарования.
     В общем, эта первая встреча прошла так, что даже для тонкого наблюдателя она могла бы 
сойти за свидание между подлинным Нероном и его подругой. Но Акта была рада, что недолго 
оставалась в присутствии этого человека. После встречи она чувствовала себя 
усталой и легла отдохнуть, как всегда. Она приучила себя даже 
после волнений спать эти два часа; спала она и сегодня. Но через 
ее сны прошел какой-то дикий искаженный образ Нерона, и проснулась она более утомленной, 
чем легла.
     В этот день Акта впервые почувствовала себя стареющей.
     Она снова ощущала руки Нерона на своих плечах, кожа ее холодела от его дыхания, ее 
слух, ее сердце полны были голосом Нерона. Чьим голосом? Истинного или поддельного 
Нерона? Не все ли равно, какое имя носил этот человек? Не достаточно ли было того, что он 
существовал? Разве это не было неожиданной, невообразимо великой милостью богов? Она 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.