Случайный афоризм
Перефразируя Макаренко: писатели не умирают - их просто отдают в переплёт. Бауржан Тойшибеков
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

казалось ей прекрасным и достойным любви в других мужчинах, и не оставалась 
ли она слепа к таким его качествам, которые в других отталкивали ее? Не 
то чтобы она теперь меньше любила своего мертвого Нерона, но она лучше, яснее судила о нем.
     Марция, со своей стороны, говоря с Актой об императоре, все больше думала о Фронтоне. 
Все сильнее к воспоминанию об умершем Нероне и об умершем Фронтоне примешивалось 
представление о живом Теренции, она уже не в состоянии была отделять 
один от другого эти три образа. Доверчиво, таинственно и сладострастно рассказывала она 
удивленной Акте о том, что 
Нерон любил употреблять в постели непристойные слова. Она говорила «Нерон», а думала 
«Фронтон», То, что Нерон, невольник по рождению, в минуты упоения имел право говорить 
непристойные вещи и даже не мог не говорить их, делало для нее Фронтона еще милее. То, что 
Нерон-Теренции был императором, делало императором 
Фронтона, живой и мертвый сливались в одно.
     В Марции, как и в Акте, вырастал образ достойного любви мужчины, обе они украшали 
его прекрасными чертами многих мужчин, и обе они называли этот свой образ «Нероном».
     И образ этот глубоко сблизил окоченевшую, душевно больную Марцию и умную, очень 
трезвую Акту. Марция, как бы догадавшись обо всем, что пережила и передумала подруга, 
сказала как-то:
     — И в самом деле неправда, что Нерон умер. Он жив. Если вы хотите его по-настоящему 
почувствовать, то не надо слишком глубоко заглядывать в нашего Нерона. Но я знаю место, где 
вы можете найти подлинного Нерона, то есть, я хочу сказать, его тень, его «идею».
     И Акта сразу поняла, что Марция употребила слово «идея», которое она выговаривала с 
таинственной и лукавой улыбкой, в платоновском смысле, что она подразумевала 
неизгладимый идеальный образ Нерона, который они обе носили в своей душе.
     — Где же, моя Марция, — спросила она, глубоко тронутая странными словами 
подруги, — где же я найду его, этого подлинного Нерона?
     Марция с многозначительным и загадочным видом, приложив палец к губам, шепнула ей:
     — В Лабиринте, дорогая. Он скрывается в Лабиринте. Если вы очень сильно о нем 
думаете, если вы всей душой призываете его, то он приходит на ваш зов, он с вами, он называет 
вас теми ужасными, непристойными и милыми сердцу именами, которыми он любил называть 
нас, когда еще был жив, среди нас. Хотите ли, дорогая сестра, спуститься как-нибудь со мною 
в Лабиринт, чтобы увидеть и услышать его? — спросила она настойчиво, жадно.
     И Акта, увлеченная этой навязчивой идеей подруги, ответила, тоже понизив голос:
     — Да, дорогая, ведите меня туда.
     
     9. ДВОЕ РАЗОЧАРОВАННЫХ 
     Государственный секретарь Кнопс в своей Эдессе и генерал Требон в своей 
Самосате с приятным нетерпением ждали приезда Акты. Оба они умели обращаться с 
женщинами, оба были уверены в своей мужской силе, и оба на опыте проверили ее неотразимое 
действие. Спать с женщиной, чары которой были известны всему миру, казалось им обоим 
целью, достойной того, чтобы потрудиться.
     Кнопс, который чувствовал себя в Эдессе наместником императора, первый нанес 
ей визит. Он сразу попытался пустить в ход наглое, циничное остроумие, 
которым он, еще будучи невольником, так часто завоевывал женщин. Но Акта сохраняла 
холодно-любезный тон. Она разглядывала хищника Кнопса с любопытством, но явно без 
всякой теплоты. Кнопс, раздраженный ее сдержанностью, выставлял напоказ свои заслуги. 
Блеснул перед ней своими 
политическими талантами. Цинично намекнул, что именно в его голове родилась идея 
потопления Апамеи, замысел, который решил победу Нерона.
     Но упоминание об этом событии, казалось, лишь опечалило Акту. Ибо в свое время Нерон 
мало горевал о том, что его называли виновником пожара, несмотря на 
непричастность его к этому событию. Ее же этот глупый, изобретенный врагами Нерона навет 
очень огорчал; ей неприятно было, что потопление Апамеи, измышленное этим мелким 
хитрецом, снова воскресило тот слух. Она кивнула Кнопсу, все такая же безучастная, любезная.
     — Нужна изрядная порция дерзости, — сказала она задумчиво, — чтобы разнуздать 
такую стихию. Кто строит все свои расчеты на глупости черни, тот бьет наверняка, тому 
минутный успех обеспечен. Мне только любопытно было бы знать, как долго толпа позволит 
дурачить себя, и удастся ли вам сыграть 
на этом до конца. А теперь позвольте поблагодарить вас за занимательную беседу, — сказала 
она в заключение. — Настал час, который я посвящаю отдыху. — И она 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.