Случайный афоризм
В произведении гения обычный читатель ищет мудрость, в произведении новичка - ошибки. И, как правило, находит именно то, что ищет. Вот почему найти обратное такой читатель может лишь по случайности. Гарун Агацарский
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

Лион Фейхтвангер
Лже-Нерон
     
    Что было, то и будет; и что делалось, то и будет делаться, и нет 
ничего нового под солнцем. Бывает нечто, о чем говорят: «смотри, вот 
это новое»; но это было уже в веках, бывших прежде нас. Нет памяти 
о прежнем; да и о том, что будет, не останется памяти у тех, 
которые будут после.
    Экклезиаст, 1, 9-11
     
     
     
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. ВОЗВЫШЕНИЕ.
     
     1. ДВА ПОЛИТИКА 
     В этот день — шестого марта — прохожие долго провожали глазами носилки 
сенатора Варрона, направлявшегося во дворец губернатора Сирии, императорской римской 
провинции. Два дня тому назад новому губернатору Цейону торжественно вручены были знаки 
его достоинства — топоры и связки прутьев; замечено было, что сенатор Варрон, самый 
могущественный человек в провинции, не присутствовал на церемонии. И теперь, когда он 
отправился с запоздалым визитом к губернатору, вся Антиохия толковала о том, как уживается 
Варрон с новым сановником.
     Была ясная весна, довольно холодная, с гор дул свежий ветер. Носилки повернули на 
длинную нарядную улицу — главную улицу города. Сенатор Варрон с легкой улыбкой на 
полных губах отметил опытным глазом, что перед многими правительственными зданиями и 
крупными фирмами усердствующие чиновники и 
горожане уже выставили бюсты нового губернатора. Из своих быстро проплывавших носилок 
он оглядывал эти бюсты. На судорожно вздернутых плечах сидела маленькая, сухая, костлявая 
голова. Сколько же лет прошло с тех пор, как 
он видел в последний раз эту голову? Двенадцать, нет, 
тринадцать. Тогда он полон был благожелательного презрения к этой физиономии. Тогда у 
него, Варрона, было место под солнцем. Император Нерон баловал его, а этот 
Цейон, который не сумел стать другом императора, несмотря на свой высокий род и пышный 
титул, не пользовался влиянием и пребывал в постоянном страхе, как бы по 
капризу императора не впасть в немилость. Теперь 
гениальный Нерон гниет в земле. На его месте, на Палатине, сидит император Тит, 
чиновники и военные с узким кругозором правят 
империей, а плюгавенький, всеми презираемый Цейон старательно делает карьеру, 
предопределенную его рождением. Теперь Цейон — губернатор, 
представитель Римской империи — владеет и правит богатой, огромной провинцией Сирией, 
где сам он, Варрон, живет на положении частного лица. Частного лица, ибо его давно уже 
исключили из списка сенаторов, и если люди вокруг него кричат: «Да здравствует сенатор 
Варрон, сиятельный!» — то это простая вежливость.
     Тем не менее, разглядывая бюсты нового губернатора, Варрон и теперь 
испытывал то же легкое, почти добродушное пренебрежение, какое он, ровесник, чувствовал к 
Цейону еще мальчиком. Люций Цейон происходил из богатой древней семьи 
и не лишен был способностей. Но старая глупая история набрасывала тень 
на его род. Один из Цейонов, прадед Люция, семьдесят один год тому назад, в битве против 
некоего Арминия, одним из первых бросил оружие, и у Люция с юности было такое чувство, 
точно на нем лежит долг смыть это пятно с имени своей семьи. Этот худосочный, бескровный 
мальчик уже в десять — двенадцать лет силился придать своему лицу и осанке важность 
и достоинство и, несмотря на свою хилость, с 
судорожной заносчивостью тянулся за другими. Но это вымученное молодечество лишь давало 
повод товарищам потешаться над ним с особенным злорадством. Какое это прозвище 
они дали ему в школе? Сенатор Варрон сдвинул брови, напряженно старался вспомнить, но 
слово никак не приходило на язык.
     Не совсем просто будет после долгих лет, при столь изменившейся 
обстановке встретиться с милейшим Цейоном. Отношения Варрона с правительством 
провинции Сирии были чрезвычайно сложны. В губернаторском дворце его, 
римлянина Варрона, издавна считали опаснейшим противником нынешнего римского режима в 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.