Случайный афоризм
Спокойная жизнь и писательство — понятия, как правило, несовместимые, и тем, кто стремится к мирной жизни, лучше не становиться писателем. Рюноскэ Акутагава
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

важные должности занимали мои друзья.
     Иосиф поглядел на нее: увы, она отвечала совершенно серьезно, говорить с ней 
бесполезно, и он умолк.
     Но Туанетта не отпускала его. Он столько рассказывал ей о своих делах, о Баварии и о 
России, теперь она расскажет ему о своих — о Трианоне. Только с ним она и может поговорить 
по душам. Она показала ему макет, наконец-то готовый; на макете все было необычайно 
красиво. Туанетта стала с увлечением излагать Иосифу свой замысел. Без ее указания не 
посадят ни одного куста, не вобьют ни одного гвоздя. Иосиф убедился, что она хорошо знает, 
чего хочет, что каждая мелочь подчинена у нее единому плану и вполне соответствует ее вкусу, 
а вкус у нее превосходный. Он не мог не сокрушаться в душе, видя, с каким увлечением 
отдается она делу, сколько таланта в него вкладывает. Жаль, что сердце ее принадлежит не 
Австрии и не Франции, а Трианону.
     А она в это время мечтала о том, что здесь, в Трианоне, будет ее настоящее королевство, 
что здесь она станет полновластной, не связанной никаким церемониалом хозяйкой. Здесь 
будет задавать тон она одна, вместо ливреи с гербом короля слуги наденут здесь ее ливрею — 
красную с серебром; на пригласительных билетах она велит писать «от королевы», а если ей 
вздумается устроить в Трианоне спектакль, то на представление она пригласит только тех, чье 
общество ей приятно.
     Она была очаровательна, когда с таким жаром говорила о своих планах: женщина и дитя. 
Она нравилась Иосифу, и ее Трианон ему нравился. Но он думал о неприятностях, которые 
готовит ей этот Трианон. Те, кого она туда не допустит, начнут пакостить, Туанетта наживет 
себе новых врагов. А бедный Луи со своим мосье Неккером будут долго ломать себе голову, 
как заплатить за эту дорогостоящую простоту.
     Вечером того же дня Иосиф писал своему брату Леопольду в Феррару: «Сестра наша Тони 
необыкновенно красива и очаровательна, но думает она только о своих удовольствиях. Она 
заразилась расточительностью этого испорченного двора. В ней нет ни капли любви к бедному 
Луи и ни малейшего представления об обязанностях супруги и королевы. Ее друзья — это 
шайка жадных до денег и титулов прохвостов и охочих до нарядов потаскух, и они поощряют 
ее бешеную жажду удовольствий. Я изо всех сил старался вдолбить несколько благоразумных 
мыслей в ее пустую, красивую головку, но, кажется, мне это не удалось. Боюсь, что, если так 
пойдет дальше, нашу сестру ждет ужасное пробуждение».
     
     
     Два дня спустя, к великому облегчению Луи, к радости и огорчению Туанетты, Иосиф 
уехал. Последний вечер он провел с Луи и Туанеттой в Версале.
     Они сидели за ужином. Луи чувствовал себя смущенным, он много ел, старался как-то 
поддержать компанию, «Пошуми, Берри!» — говорил по-немецки и оглушительно смеялся над 
своими ошибками. Сразу же после ужина он поднялся. Заикаясь, краснея, он поблагодарил 
Иосифа за его советы. Тот небрежно ответил: «Надеюсь, все будет хорошо».
     Потом Иосиф остался наедине с Туанеттой. Брат и сестра, обычно словоохотливые, были 
сегодня молчаливы; в этот последний перед разлукой час они говорили только по-немецки. В 
мягком свете свечей комната Туанетты, убранная с роскошной простотой, казалась веселой и 
уютной, а Иосиф и Туанетта были озабочены и печальны.
     Неожиданно нежно погладив руку сестры и на мгновение сбросив с себя обычную 
показную бодрость и целеустремленность, Иосиф сказал:
     — Нам приходится нелегко, Тони. Тебе тоже нелегко. Но все-таки мы своего добьемся. — 
Он обнял ее крепко, от души; поцеловал в лоб, в щеки. Она заплакала. Затем, с непривычно 
развязным: «Честь имею, Тони», — он удалился. Она чувствовала себя очень несчастной, 
оттого что снова осталась совершенно одна.
     В этот час расставания Иосиф не докучал ей ни сентенциями, ни резкими насмешками, он 
поборол свою страсть к поучениям. Зато на следующее утро посол граф Мерси имел честь от 
имени римского императора вручить Туанетте тетрадь. На обложке рукою Иосифа был написан 
заголовок: «Руководство для моей сестры, принцессы Лотарингской, эрцгерцогини 
Австрийской, королевы Франции». Тетрадь содержала различные правила и предписания и 
открывалась призывом к Туанетте пользоваться этими советами как можно чаще.
     Туанетта была тронута заботой брата. Она вспомнила, как они были близки друг другу 
вчера, и сразу же принялась за чтение. Но тетрадь была очень толстая. Она пробежала 
несколько первых страниц, потом несколько последних, потом снова вернулась к началу, 
стараясь читать внимательно. Но, помимо ее воли, мысли ее то и дело перескакивали на новые 
шарфы и шляпы, о которых говорила Бертен. Кроме того, она думала о предстоявших скачках, 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 : 296 : 297 : 298 : 299 : 300 : 301 : 302 : 303 : 304 : 305 : 306 : 307 : 308 : 309 : 310 : 311 : 312 : 313 : 314 : 315 : 316 : 317 : 318 : 319 : 320 : 321 : 322 : 323 : 324 : 325 : 326 : 327 : 328 : 329 : 330 : 331 : 332 : 333 : 334 : 335 : 336 : 337 : 338 : 339 : 340 : 341 : 342 : 343 : 344 : 345 : 346 : 347 : 348 : 349 : 350 : 351 : 352 : 353 : 354 : 355 : 356 : 357 : 358 : 359 : 360 : 361 : 362 : 363 : 364 : 365 : 366 : 367 : 368 : 369 : 370 : 371 : 372 : 373 : 374 : 375 : 376 : 377 : 378 : 379 : 380 : 381 : 382 : 383 : 384 : 385 : 386 : 387 : 388 : 389 : 390 : 391 : 392 : 393 : 394 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.