Случайный афоризм
Очень трудно писать то, что является исключительно вашим изобретением, оставаясь при этом верным другому тексту, который вы анализируете. Жак Деррида
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     Туанетта рассердилась. Снова она виновата в каких-то упущениях. Вечно этот 
Сен-Жермен. Ее друзья давно уже пристают к ней, чтобы она прогнала этого старого болвана. 
Он многим из них досадил. Она вспомнила, какое удовольствие доставило всем падение Тюрго. 
Нет, достаточно ей кололи глаза этим Сен-Жерменом. Продолжая болтать и отдавая должное 
жигО, она твердо решила избавиться от этого старика.
     Иосиф рассказывал о своих исследовательских путешествиях по Парижу и по Версалю. 
Он не ленился; дворец он осмотрел вплоть до подвалов и кладовых.
     — Мощный у тебя сундук, Тони, — сказал он Туанетте по-немецки.
     — Да, — отвечала Туанетта, — и притом ужасно неуютный.
     Луи спросил:
     — Что значит «сундук»?
     — Сундук, — ответил Иосиф, — значит Версаль. Но вот что я вам скажу, зять. В вашем 
Версале куча чудесных вещей, на которые почти не обращают внимания. В кладовых и чуланах 
я натыкался на прекрасные полотна, покрытые пылью, сваленные у стен. Нужно бы побывать 
там, разобраться, навести порядок.
     — Да, — без энтузиазма отозвался Луи, — со времен Людовика Великого  там 
скопилось много всякой всячины. Между прочим, есть и безнравственные картины. Я как-то 
уже приказал Морепа кое-что убрать.
     — Наш Луи никогда не питал особой слабости к картинам, — обычным своим дерзким 
тоном заметил принц Карл. Он оживился и, обращаясь к обоим братьям, сказал: — Помните, 
как в детстве нам велели описать картину, изображавшую пруд с лебедями? Луи великолепно 
ее описал; только, к сожалению, он не заметил, что это тот самый пруд, мимо которого мы 
проходили чуть ли не каждый день.
     Луи добродушно рассмеялся.
     — Дело было не совсем так, — сказал он, продолжая спокойно есть. Ел он очень много, с 
удовольствием, то и дело наполняя свою тарелку. Остальные уже покончили с едой, слуги 
готовились убрать тарелки. Все смотрели, как ест Луи — ест один, в свое удовольствие, 
самозабвенно, неизящно.
     — Луи, — окликнула его наконец Туанетта.
     — Да, моя дорогая, в чем дело? — ответил Луи.
     Поглядев по сторонам, он дал знак убрать свою тарелку и вытер руки. Затем откинулся на 
спинку кресла.
     — А помните, — спросил он тоном, в котором удовлетворение странно сочеталось со 
злостью, — как однажды на уроке географии герцог Вогюйонский растянулся на паркете? Он 
тогда как раз проходил с нами реки Иберийского полуострова. Я-то знал, в чем дело: вы ничего 
не выучили. За то, что он полетел, наказали нас всех. Луи сделал небольшую паузу. — Ты 
подставил ему ножку, Карл, — закончил он.
     — Да нет, — сказал Карл с озорной улыбкой. — Он просто поскользнулся, старый балбес.
     — Ты подставил ему ножку, — повторил Луи, — но мы на тебя не наябедничали.
     И вдруг на Луи нахлынули бесчисленные воспоминания детства. Он был тогда еще более 
неуклюж, чем теперь. Часто он отлично знал, что следует сделать или сказать, но из-за 
чрезмерной робости не делал этого и не говорил. Ксавье и Карл учились хуже, чем он, но они 
были живые и бойкие дети, их считали способными, а его — неспособным, и все — а Карл и 
Ксавье в первую очередь — над ним потешались. Однажды — он тогда еще носил титул 
«герцога Беррийского»  — они втроем были у тетки Аделаиды . Оба брата затеяли шумную 
возню, а он с беспомощным видом стоял в углу. «Не стой же так, Берри, скажи что-нибудь, 
Берри, пошевелись, пошуми», — говорила ему тетка, и в тоне ее было столько сострадания и 
столько презрения, что никогда он этого не забудет. А потом, когда умер его отец, умер 
внезапно, страшной, таинственной смертью, — сразу все изменилось. Когда он проходил по 
коридорам, часовые отдавали честь и кричали: «Да здравствует дофин!» Он застенчиво 
озирался, словно приветственный возглас относился не к нему, а к кому-то другому, хотя знал, 
что приветствуют его. И у него сжималось сердце от горького и сладостного сознания, что отец, 
которого он любил и боялся, умер и что теперь он, Луи, главный. С тех пор как он пришел к 
власти, оба брата, толстый и стройный, возненавидели его еще более. Ксавье, по крайней мере, 
ограничивается тайным распространением куплетов. Но зато этот наглый, блудливый мот Карл, 
который каждые две недели вымогает у него деньги, кричит на всех углах, что он, Карл, 
украсил его рогами.
     — Говорю тебе, Карл, — повторил он зло, почти угрожающе, — это ты подставил ножку 
Вогюйону.
     — Перестань, — вмешался Ксавье.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 : 296 : 297 : 298 : 299 : 300 : 301 : 302 : 303 : 304 : 305 : 306 : 307 : 308 : 309 : 310 : 311 : 312 : 313 : 314 : 315 : 316 : 317 : 318 : 319 : 320 : 321 : 322 : 323 : 324 : 325 : 326 : 327 : 328 : 329 : 330 : 331 : 332 : 333 : 334 : 335 : 336 : 337 : 338 : 339 : 340 : 341 : 342 : 343 : 344 : 345 : 346 : 347 : 348 : 349 : 350 : 351 : 352 : 353 : 354 : 355 : 356 : 357 : 358 : 359 : 360 : 361 : 362 : 363 : 364 : 365 : 366 : 367 : 368 : 369 : 370 : 371 : 372 : 373 : 374 : 375 : 376 : 377 : 378 : 379 : 380 : 381 : 382 : 383 : 384 : 385 : 386 : 387 : 388 : 389 : 390 : 391 : 392 : 393 : 394 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.