Случайный афоризм
Писатели бывают двух категорий: одни пишут, чтобы жить, а другие живут, чтобы писать. Амин Ар-Рейхани
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     Следуя модному английскому обычаю, принцесса Роган пригласила гостей на чай. У нее 
должны были собраться самые видные члены Сиреневой лиги. Обещал прийти и Иосиф.
     Много раз Иосиф отзывался о друзьях Туанетты очень неодобрительно. «Ну и зверинец у 
тебя», — заявлял он сестре, называя небрежно-рассеянную Габриэль неряхой, а «tous ces 
messieurs»  вертопрахами; вертопрахами в Вене именовали пустых, сомнительных, склонных 
к авантюризму людей. Даже дамам Иосиф говорил в лицо колкости.
     Чтобы предотвратить или хотя бы смягчить бестактные выходки брата, Туанетта 
отправилась к принцессе Роган очень рано. Она застала там только Франсуа Водрейля и Диану 
Полиньяк.
     За последние недели у Франсуа и Туанетты было несколько резких объяснений. 
Пребывание Иосифа в Париже раздражало и нервировало высокомерного Водрейля. Он считал 
Францию не только самой могущественной, но и самой цивилизованной страной в мире, и его 
задевало поведение этого Габсбурга, который кое-что, правда, снисходительно одобрял, однако 
всем своим видом показывал, что презирает эту несерьезную, погибшую страну, ее столицу, ее 
двор. В сознании Водрейля брат и сестра слились в одно целое. В Иосифе было много той 
наивной заносчивости, которая так часто и глубоко возмущала Франсуа в Туанетте. Хотя 
Туанетта никогда не говорила с ним об этом, он хорошо знал причину ее гордости. Она с 
детства была убеждена в богоизбранности монарха, для нее король был олицетворением 
страны, и свое презрительное сострадание к этому болвану и импотенту Луи она, естественно, 
распространяла на всю Францию. Внучка Цезарей, римских императоров, она презирала страну, 
королевой которой была. Обнаружив такую же врожденную спесь в Иосифе, дерзкий, 
избалованный, спесивый Водрейль с особым злорадством думал о том, как он овладеет 
Туанеттой, как растопчет ее и унизит.
     Еще большее смятение вызвала у Франсуа цель, с которой приехал Иосиф. Водрейлю 
было досадно, что король Франции нуждается в помощи Габсбурга, чтобы лишить 
девственности свою жену.
     Оставаясь с Туанеттой наедине, этот деспотичный человек наносил ей такие оскорбления, 
на которые до сих пор никто, даже он сам, еще не отваживался. Теперь они всячески старались 
побольнее кольнуть друг друга.
     Сейчас, перед приходом Иосифа, Водрейль был с ней церемонно вежлив, а это злило ее 
больше всякой насмешки.
     — Что с вами, Водрейль? — спросила она. — Почему вы ведете себя, как посол на первой 
аудиенции?
     — Я озабочен, — отвечал Водрейль, — упреком графа Фалькенштейна. Его величество 
утверждает, что наша вежливость — только лоск, за которым скрываются грубость и 
распущенность. Вот я и хочу как можно убедительнее подтвердить его мнение.
     Между тем уже почти все гости собрались.
     — Будем надеяться, — сказал Водрейль, — что граф Фалькенштейн прибудет к нам с 
меньшим опозданием, чем к аббату Никколи.
     — Зачем ему заставлять ждать нас ? — отвечала Диана Полиньяк.
     Туанетта насторожилась. Узнав, что намеченная встреча брата с мятежником Франклином 
не состоялась, она не придала этому никакого значения. Но теперь, по улыбкам друзей, 
Туанетта поняла, что они считают его опоздание намеренным, а его поведение трусливым. 
Только сейчас она с изумлением заметила, что Габриэль и Диана украсили свои высокие 
прически статуэтками Франклина. Так как Луи и Туанетта игнорировали вождя мятежников, 
придворное общество, вопреки моде, относилось до сих пор к доктору Франклину с большой 
сдержанностью. Однако обе дамы Полиньяк всегда пользовались известной привилегией: они 
позволяли себе любые политические замечания, особенно Габриэль, которая с самым 
естественным и небрежным видом постоянно подчеркивала свою независимость. Поэтому 
вообще никто не удивился бы, если бы дамам Полиньяк вздумалось вдруг продемонстрировать 
свою симпатию к Франклину; в прическах было принято носить всякие украшения и 
безделушки, намекавшие на злободневные события. Но то, что обе дамы воткнули себе в 
волосы статуэтки Франклина именно сегодня, еще более встревожило Туанетту, и без того 
озадаченную последним намеком Франсуа. Ее бы нисколько не удивило, что господа и дамы из 
Сиреневой лиги ищут случая, чтобы отплатить Иосифу за его тевтонскую грубость. Боясь, что 
история с американцем скомпрометировала брата, Туанетта в беспокойстве гадала, что же 
замышляют ее друзья.
     Графа Жюля, отнюдь не блиставшего проворством и находчивостью, они явно не 
посвятили в свой план.
     — Не находите ли вы, мадам, — бестактно обратился он к Туанетте, — что мои дамы 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 : 296 : 297 : 298 : 299 : 300 : 301 : 302 : 303 : 304 : 305 : 306 : 307 : 308 : 309 : 310 : 311 : 312 : 313 : 314 : 315 : 316 : 317 : 318 : 319 : 320 : 321 : 322 : 323 : 324 : 325 : 326 : 327 : 328 : 329 : 330 : 331 : 332 : 333 : 334 : 335 : 336 : 337 : 338 : 339 : 340 : 341 : 342 : 343 : 344 : 345 : 346 : 347 : 348 : 349 : 350 : 351 : 352 : 353 : 354 : 355 : 356 : 357 : 358 : 359 : 360 : 361 : 362 : 363 : 364 : 365 : 366 : 367 : 368 : 369 : 370 : 371 : 372 : 373 : 374 : 375 : 376 : 377 : 378 : 379 : 380 : 381 : 382 : 383 : 384 : 385 : 386 : 387 : 388 : 389 : 390 : 391 : 392 : 393 : 394 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.