Случайный афоризм
Мы не знали, что стихи такие живучие. Анна Ахматова
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

вскоре удалился.
     Со свойственной ему методичностью он стал думать, какие выводы надлежит сделать из 
этого разговора. То, что зять умеет только уклоняться от ответа, но не отказывать, вселяло в 
Иосифа уверенность в успехе своего дела. Однако потребуется немало гибкости и энергии, 
чтобы преодолеть это мягкое, скрытое, упрямое сопротивление.
     Марии-Терезии Иосиф написал: «Ваш зять Луи, дражайшая матушка, дурно воспитан и 
обладает весьма невыгодной внешностью. Но внутренне он вполне порядочен. Его 
удивительная память хранит множество сведений. К примеру, он может назвать в алфавитном 
порядке все баварские селения, имеющие более двух тысяч жителей. Правда, мне не ясно, 
какую косвенную или прямую пользу может принести правителю такая способность. Вообще 
же наш Луи страдает вызывающей тревогу нерешительностью. От него можно всего добиться 
запугиванием. Надеюсь, дражайшая матушка, что цель моей поездки будет достигнута».
     Это письмо также попало в руки шефа парижской полиции. Мосье Ленуар не стал 
докладывать о нем лично королю, а предпочел направить копию премьер-министру.
     Прочитав письмо, старик Морепа покачал головой. Затем он показал его своему 
секретарю Салле и спросил:
     — Каково ваше мнение об этом письме, милейший Салле?
     Секретарь ответил своим монотонным голосом:
     — Для римского императора римский император неплохо разбирается в людях.
     Морена решил приберечь письмо и дать ему ход лишь в особом случае.
     
     
     Доктору Франклину, жившему в Пасси, в своем тихом доме и в саду, случалось часто 
слышать о вольнодумном римском императоре. Друзья доктора, которым приходилось 
встречаться с Иосифом, — а их было немало, — хвалили монарха за его простоту, энергию и не 
лишенную приятности деловитость. Все эти академики и поэты были польщены тем, что он 
говорил с ними как с равными, и считали хорошим симптомом, что даже сам император считает 
нужным изображать из себя интеллигента и вольнодумца.
     Франклин был бы рад, если бы и ему представилась возможность побеседовать с 
Иосифом. Он надеялся внушить Иосифу, что американский вопрос, — в сущности, внутреннее 
дело англосаксов и что Тринадцать Штатов вовсе не собираются подстрекать к мятежу 
европейские народы. Франклин полагал, что он способен рассеять опасения Марии-Терезии и 
ее сына, боявшихся, как бы пример Америки не подстрекнул к бунту европейские страны.
     Поэтому, когда один из его друзей, академик Кондорсе, сообщил ему, что говорил с 
Иосифом о Франклине и что император выразил желание познакомиться с доктором, это 
пришлось как нельзя более кстати.
     Аббат Никколи, представитель Великого герцогства Тосканы, где правил брат Иосифа — 
Леопольд, взялся устроить неофициальную встречу. Он пригласил графа Фалькенштейна и 
доктора Франклина на чашку шоколада. Через Кондорсе он уведомил обоих, кого они застанут 
у него в доме.
     Получив приглашение, Иосиф на какую-то долю секунды подумал, что, пожалуй, ему не 
следовало изъявлять желание встретиться с Франклином. Когда он уезжал из Вены, мать 
просила его, чтобы он, раз уж ему приходится ехать в этот беспутный Париж, по крайней мере, 
избегал общества «сумасбродов». Кого именно причисляла мать к «сумасбродам», Иосиф точно 
не помнил. Несомненно, были упомянуты среди них Вольтер и Руссо, но, кажется, она назвала 
и Франклина. Как бы то ни было, римский император в конце концов не может позволить 
матушке предписывать себе, с кем говорить и с кем — нет. Мятежник или не мятежник 
Вениамин Франклин, он один из крупнейших ученых эпохи, большой философ, и побеседовать 
с ним очень интересно. Что же тут такого, если Иосиф воспользуется случаем и потолкует с 
Франклином? Он вежливо и убедительно докажет вождю мятежников, что чернь по природе 
своей не в силах заботиться о собственном благе и что поэтому просвещенный деспотизм — 
наиболее разумная форма правления. Иосиф даже радовался предстоявшему разговору.
     У него уже бывали встречи, вызывавшие всеобщее изумление, например, встреча с 
заклятым врагом его династии, с Фридрихом Прусским. Теперь он, римский император, будет 
беседовать один на один с вождем американских мятежников. Что может быть смелее и 
оригинальнее? Гордый собственным демократизмом, он говорил о своем намерении всем и 
каждому.
     Назначенный день наступил. В девять часов утра, как было условлено, Франклин со своим 
внуком Вильямом Темплем прибыл к аббату Никколи. Через несколько минут явился Кондорсе. 
Пили шоколад, болтали. Франклин попросил вторую чашку и отдал должное превосходным 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 : 296 : 297 : 298 : 299 : 300 : 301 : 302 : 303 : 304 : 305 : 306 : 307 : 308 : 309 : 310 : 311 : 312 : 313 : 314 : 315 : 316 : 317 : 318 : 319 : 320 : 321 : 322 : 323 : 324 : 325 : 326 : 327 : 328 : 329 : 330 : 331 : 332 : 333 : 334 : 335 : 336 : 337 : 338 : 339 : 340 : 341 : 342 : 343 : 344 : 345 : 346 : 347 : 348 : 349 : 350 : 351 : 352 : 353 : 354 : 355 : 356 : 357 : 358 : 359 : 360 : 361 : 362 : 363 : 364 : 365 : 366 : 367 : 368 : 369 : 370 : 371 : 372 : 373 : 374 : 375 : 376 : 377 : 378 : 379 : 380 : 381 : 382 : 383 : 384 : 385 : 386 : 387 : 388 : 389 : 390 : 391 : 392 : 393 : 394 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.