Случайный афоризм
Писатели учатся лишь тогда, когда они одновременно учат. Они лучше всего овладевают знаниями, когда одновременно сообщают их другим. Бертольт Брехт
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

лице Марии-Терезии, Луи, конечно, давно выслал бы его из Версаля.
     Безобразный, с огромным ртом и желтыми кривыми зубами, аббат явился сегодня с 
портфелем в руках. Туанетта глядела на этот портфель с неприязнью: его содержимое было 
всегда огорчительно. Аббат, пока не раскрывая портфеля, завел обычный придворный разговор. 
Склонился над планами Трианона, все еще лежавшими на столе, изобразил интерес к ним, стал 
расхваливать изобретательность Туанетты и ее вкус.
     Но она отлично знала, что аббат обидчив и злопамятен, что она заставила его долго ждать 
и что этого он ей, конечно, не простил. Вскоре он действительно с озабоченным видом спросил 
ее, не слишком ли дорого обойдется эта перестройка, и, когда Туанетта ответила ему лишь 
беззаботно-презрительным движением плеч, упомянул о том, что в Париже ходят недобрые 
толки о ее расточительности.
     — Дорогой мой аббат, — возразила она с невинным видом, — покажите мне человека, 
который не вызывал бы толков. — И она улыбнулась ему в лицо; может быть, она имела в виду 
разговоры об отравлении своего покойного свекра, дофина.
     Однако сегодня Вермон чувствовал себя уверенно, у него в портфеле лежала бумага, как 
нельзя лучше подкреплявшая его слова; поэтому он рискнул сделать еще один выпад. Будь она 
только королевой Франции, заметил он, она, конечно, имела бы право пренебрегать подобными 
толками. Но бог возложил на нее трудную и благословенную миссию — служить связующим 
звеном между двумя величайшими католическими династиями — Габсбургами и Бурбонами. 
Поэтому, как бы безобидны ни были ее действия, она обязана думать об их последствиях для 
политики ее величества матери-императрицы. Все с большей и большей враждебностью 
говорят в Париже о чужеземке, каждый день приносит новые и новые памфлеты против нее, 
«австриячки». С пленительно разыгранным огорчением Туанетта отвечала, что в самом деле 
никак не думала, что, посадив несколько деревьев в Трианоне, можно помешать габсбургской 
политике и взволновать Париж. Но она ничего не смыслит в политике. Уж не советует ли ей 
аббат вообще отказаться от Малого Трианона?
     Вермону хотелось быть с Туанеттой построже, но на это он не решался. Дважды в 
подобных обстоятельствах он грозил своей отставкой. Во второй раз ее чуть было не приняли, и 
аббату пришлось мучительно изворачиваться, чтобы замять дело. Да, ему живется несладко, бог 
послал ему тяжелое испытание. Этот проклятый молодой король не ценит его заслуг и ищет 
только предлога, чтобы его прогнать. А эта прелестная молодая королева, которую он с 
радостью наставил бы на путь истинный, к сожалению, одержима пороком легкомыслия и 
испорчена обществом насмешников. Когда дело касается ее удовольствий, она становится 
упряма, как ослица. И сейчас ему ничего не остается, как отступить. Из кривозубого, злого, 
огромного рта аббата полились кроткие, успокаивающие слова. Он стал объяснять, что хотел 
только дать ей несколько советов в духе указаний ее величества императрицы; вообще же он от 
души желает, чтобы все ее строительные замыслы осуществились наилучшим образом.
     Затем, не без злорадства, он наконец извлек из портфеля документ, которым собирался 
подкрепить свои нравоучения.
     — Имею честь, — сказал он самым официальным тоном, — вручить вам еще одно 
послание вашей августейшей матушки; и он подал ей запечатанное письмо.
     Этих писем Туанетта боялась. Она знала, что мать окружила ее соглядатаями, что каждый 
ее шаг немедленно становится известен императрице. В Вене знали обо всех ее выходках, 
знали, с кем она флиртует, знали обо всех ее туалетах, прическах, балах, карточных 
проигрышах, развлечениях, и на нее неизменно изливался поток дружеских советов и строгих 
упреков.
     Туанетта благоговела перед матерью; из всех живущих Мария-Терезия была не только 
самым могущественным, но и самым великим человеком. Все, что она писала дочери, всегда 
было верно и мудро и шло от самого сердца. Туанетта робела перед матерью, уважала, любила 
ее. В Версале ей часто казалось, что она одинока, продана и предана, покинута на чужбине, 
скована этикетом. Она была убеждена, что единственный человек, которому она может вполне 
довериться, — это мать. Поэтому письмо, протянутое ей Вермоном, она взяла в руки с 
двойственным чувством. Она сорвала печать и, прежде чем приступить к чтению, окинула 
взглядом густо исписанный лист. Сначала шел почерк секретаря, ниже она узнала руку матери. 
Это письмо, несомненно, содержало что-то очень, очень важное.
     Она стала читать. Сначала медленно. Потом, не удержавшись, заглянула в конец письма. 
Поразилась. Прочитала еще раз, сначала, не торопясь. В смятении опустила руку с листком, 
глубоко задумалась.
     То, что она прочла, испугало ее и обрадовало. Приезжает ее брат Иосиф, Римский 
император, Иосиф-вольнодумец, пока еще только талантливый соправитель Марии-Терезии, но 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 : 296 : 297 : 298 : 299 : 300 : 301 : 302 : 303 : 304 : 305 : 306 : 307 : 308 : 309 : 310 : 311 : 312 : 313 : 314 : 315 : 316 : 317 : 318 : 319 : 320 : 321 : 322 : 323 : 324 : 325 : 326 : 327 : 328 : 329 : 330 : 331 : 332 : 333 : 334 : 335 : 336 : 337 : 338 : 339 : 340 : 341 : 342 : 343 : 344 : 345 : 346 : 347 : 348 : 349 : 350 : 351 : 352 : 353 : 354 : 355 : 356 : 357 : 358 : 359 : 360 : 361 : 362 : 363 : 364 : 365 : 366 : 367 : 368 : 369 : 370 : 371 : 372 : 373 : 374 : 375 : 376 : 377 : 378 : 379 : 380 : 381 : 382 : 383 : 384 : 385 : 386 : 387 : 388 : 389 : 390 : 391 : 392 : 393 : 394 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.