Случайный афоризм
Когда вы заимствуете что-нибудь у одного писателя, это называется плагиатом, когда вы заимствуете у многих - это уже исследование. Уилсон Мизнер
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

отказаться от игры. Но разве это не позор, что у нее, королевы, нет никакой свободы? Каждый 
ее шаг скован дурацким этикетом, и даже в редкие свободные часы она не вправе делать то, что 
ей хочется. А за все лишения, за все насилие над собой ей платят одними упреками. Право же, 
последней торговке рыбного ряда живется лучше, чем королеве Франции.
     Габриэль Полиньяк нежно провела рукой по прекрасному плечу Туанетты, по ее длинным, 
полноватым, очень белым пальцам.
     — Ты согласилась бы поменяться положением с торговкой? — спросила она низким, 
ленивым голосом.
     Туанетта рассмеялась звонко, по-детски.
     — Что за мысли у тебя, Габриэль, — сказала она.
     Через незавешенную дверь они видели Водрейля. Он все еще болтал с Дианой Полиньяк. 
Остроносая, с темным, худым лицом, некрасивая, она была самой умной не только из 
Полиньяков, но из всей Сиреневой лиги.
     — Почему, собственно, он так с ней носится? — опросила Туанетта. Габриэль ничего не 
ответила, ее большие глаза медленно обвели Водрейля и Диану. Туанетта знала, да и все знали, 
что Водрейль любовник Габриэль, но об этом подруги почти никогда не говорили. Сегодня 
Туанетта неожиданно спросила:
     — Тебе никогда не случается ревновать, Габриэль?
     Габриэль, все еще глядя на Водрейля и Диану, медленно и с большой силой погладила 
плечо Туанетты и сказала:
     — Никого мне не нужно, кроме тебя, Туанетта.
     — Но почему же в самом деле он говорит только с Дианой? — еще раз спросила Туанетта.
     Немного помолчав, Габриэль ответила:
     — Я думаю, у него какие-то заботы. Нам он из гордости не показывает этого, а с Дианой 
можно говорить о чем угодно, потому что она некрасива.
     Туанетта знала, что это за заботы, на которые намекала Габриэль. Франсуа Водрейль был 
богат, но богатство растекалось у него между пальцев. Диана Полиньяк находила, что Туанетте 
следует вновь учредить старую придворную должность — «интенданта зрелищ и увеселений 
королевы». Туанетте необходим такой интендант, маркиз де Водрейль как нельзя более 
подходит для этой роли, а должность интенданта означает весьма высокое жалованье.
     Туанетта задумалась. Назначение Водрейля — это лишние шестьдесят тысяч ливров в ее 
бюджете. У Луи и министра финансов Неккера вытянутся физиономии; да и австрийские 
советчики, посол Мерси и аббат Вермон, снова начнут твердить, что дружба с Габриэль 
обходится ей слишком дорого. Самое удивительное, что Габриэль никогда ни о чем не просила 
для себя; у нее не было никаких потребностей. Когда Туанетта, покоренная ангельской 
красотой этого прелестного лица, впервые ее заметила, Габриэль была бедна, так бедна, что 
большую часть года ей приходилось жить в своем убогом поместье, в провинции, выезжая в 
Версаль всего на две-три недели, чтобы только показаться при дворе. Но Габриэль не 
тяготилась своей бедностью. Туанетте пришлось прибегать ко всяким уловкам, чтобы 
уговорить ее взять деньги, необходимые ей и ее близким для жизни в Версале. Однако 
Полиньяки были большим изголодавшимся семейством, и непритязательная, когда речь шла о 
ней самой, Габриэль не могла отказать своему мужу, графу Жюлю, и его сестре Диане, 
требовавшим, чтобы она рассказала своей подруге о бедственном положении семьи. В конце 
концов она пошла к Туанетте и с легким румянцем на кротком, спокойном лице, глядя на 
подругу своими сонными, обворожительными глазами, казавшимися в тот день какими-то 
особенно детскими и большими, намекнула на стесненное положение своих родных. Туанетта 
не могла примириться с мыслью, что ее любимой Габриэль приходится сталкиваться с 
какими-то денежными затруднениями; для нее было высшим, ни с чем не сравнимым 
блаженством утешить подругу и помочь ее близким. Недавно Мерси подсчитал, что она 
выбросила Полиньякам более полумиллиона ливров ежегодного дохода. Это и впрямь отдавало 
расточительством и легкомыслием. Но неужели она позволит каким-то нелепым цифрам 
помешать единственному своему счастью — дружбе с Габриэль?
     — Ты права, — сказала она, — нужно что-то предпринять для нашего друга Франсуа. Но 
ведь если я попрошу его стать моим интендантом, он откажется. Он ужасный гордец.
     — Если кто-либо другой сделает ему подобное предложение, — ответила Габриэль, — он 
с негодованием его отвергнет. Только вы, Туанетта, можете с ним об этом поговорить.
     Между тем Водрейль покинул Диану и направился через зал к кабинету. Никто другой не 
отважился бы помешать интимной беседе королевы с ее подругой, маркиз же вошел в кабинет с 
самым непринужденным видом и подсел к дамам. Он сказал, что восхищается стойкостью 
Туанетты, так долго подавляющей свое желание возобновить игру.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 : 296 : 297 : 298 : 299 : 300 : 301 : 302 : 303 : 304 : 305 : 306 : 307 : 308 : 309 : 310 : 311 : 312 : 313 : 314 : 315 : 316 : 317 : 318 : 319 : 320 : 321 : 322 : 323 : 324 : 325 : 326 : 327 : 328 : 329 : 330 : 331 : 332 : 333 : 334 : 335 : 336 : 337 : 338 : 339 : 340 : 341 : 342 : 343 : 344 : 345 : 346 : 347 : 348 : 349 : 350 : 351 : 352 : 353 : 354 : 355 : 356 : 357 : 358 : 359 : 360 : 361 : 362 : 363 : 364 : 365 : 366 : 367 : 368 : 369 : 370 : 371 : 372 : 373 : 374 : 375 : 376 : 377 : 378 : 379 : 380 : 381 : 382 : 383 : 384 : 385 : 386 : 387 : 388 : 389 : 390 : 391 : 392 : 393 : 394 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.