Случайный афоризм
Уважающий свое призвание литератор должен писать так, чтобы он мог уважать каждую строчку, выходящую из-под его пера, подпишет ли он ее или нет, получит ли он за нее большой гонорар или маленький. Леонид Николаевич Андреев
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

какая-то особенная одержимость; со смесью досады и торжества она рассказала, что у нее опять 
было видение. Под жалобное завыванье собачки Эме перед принцессой снова предстал один из 
великих мертвецов. На этот раз ее посетил кардинал Ришелье, и она с ним говорила. 
Присутствие мертвого кардинала заметили все собравшиеся; для менее проницательных 
достаточно ясным знаком послужило поведение собачек, испуганно уступивших дорогу 
покойнику и в страхе поджавших хвосты. Попугай тоже нахохлился и умолк. Принцесса 
пожелала, чтобы гости засвидетельствовали ее рассказ.
     — Не правда ли, господа, нам всем казалось, что перед нами живой кардинал? — 
спросила она.
     — Это было сладостно-жутко, — отозвался из-за огромного стола своим мощным голосом 
граф Жюль Полиньяк, муж Габриэль. — Принцесса, несомненно, беседовала с кардиналом, — 
продолжал он, скрывая иронию под хорошо разыгранной серьезностью, — но, пожалуй, у 
мертвого преосвященства не столь значительный вид, как у живого.
     Как и вся Сиреневая лига, Туанетта снисходительно относилась к причудам принцессы 
Роган — к ее зверинцу и к ее видениям. Однако в этих видениях было что-то странно 
притягательное для свободомыслящих друзей принцессы, которые, правда, подтрунивали над 
нею, но любили обсуждать высказывания мертвецов и сами чуть-чуть верили в подобные 
чудеса.
     У принцессы Роган было красивое, худощавое, поблекшее лицо с большими 
беспокойными глазами; в ее речах и жестах чувствовалась какая-то фанатическая горячность. 
Муж, которого она страстно любила, грубо ею помыкал, и принцесса искала прибежища у 
мертвецов. Она была богата и часто устраивала в своем доме, всегда полном собак и кошек, 
пышные приемы. Умные замечания, которые обычно делала принцесса, могли кого угодно 
поставить в тупик. Для своих друзей она не жалела ни денег, ни времени, и обычно 
недоброжелательное общество Парижа и Версаля относилось к ее чудачествам с благодушной 
насмешливостью.
     С Туанеттой поздоровался принц Карл.
     — Вы прекрасно сделали, милая свояченица, что последовали моему совету, — сказал 
он. — Итак, давайте возьмем реванш.
     Принцу Карлу, младшему брату короля, едва исполнилось двадцать лет. В отличие от 
своих непомерно толстых старших братьев, Луи и принца Ксавье, Карл был красив и строен; 
повеса, готовый на любую проказу, принц Карл был непременным участником, даже 
вдохновителем развлечений Туанетты.
     Туанетта покосилась на карточный стол, прислушалась к тихому звону монет, к глухому 
шелесту открываемых карт. Но она совладала с собой.
     — Нет, — сказала она, — сегодня я не стану играть. Я пришла только, чтобы всех вас 
увидеть. У меня был трудный день — месса, прием послов. Но я все-таки пришла. — И она 
окинула зал сияющим взором.
     Однако вскоре она почувствовала, что не в силах долее глядеть на соблазны карточного 
стола. Обняв за плечи свою подругу Габриэль, она повела ее в соседнюю комнату — маленький 
кабинет.
     Маркиз де Водрейль, самый видный из мужчин Сиреневой лиги, несколько обособившись 
от остальных гостей, сидел на диване рядом с невесткой Габриэль Дианой Полиньяк, сестрой 
графа Жюля. Глядя на обеих дам, медленно и грациозно пересекавших большой зал, он хотел 
было бросить им вслед любезно-шутливую фразу, но тут же нашел, что это безвкусно, и 
удовлетворился тем, что проводил их насмешливой улыбкой и жадным, продолжительным 
взглядом. Непринужденно беседуя с Дианой Полиньяк, он с опытностью знатока снова 
мысленно сравнивал Туанетту и Габриэль. Туанетта молода и весела, лицо ее по-детски 
беззаботно отражает каждое душевное движение; как и всегда, Водрейля привлекало и злило 
удивительно надменное выражение, которое придавали этому детскому лицу габсбургские 
черты — чуть отвисшая нижняя губа и орлиный изгиб носа. У Габриэль такой же высокий лоб, 
как у Туанетты, но из-за черных бровей ее синие, широко расставленные, слегка заспанные 
глаза кажутся гораздо более яркими, линия ее чуть задранного носа обворожительна, а черные 
как смоль волосы придают лицу этой двадцативосьмилетней женщины особую белизну. 
Бесчисленные поклонники Габриэль восхищаются «небесной чистотой» ее лица. Водрейль 
усмехнулся, подумав о том, что скрывается за этой ангельской наружностью.
     Туанетта и Габриэль расположились в маленьком кабинете. Портьера, отделявшая 
кабинет от гостиной, была отдернута, так что оттуда их видели. Поэтому Туанетта старалась 
владеть своим лицом и все время сохранять самую любезную улыбку; но из улыбавшегося рта 
лились горькие жалобы. Хорошо, если от нее этого требуют, она готова быть благоразумной и 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 : 296 : 297 : 298 : 299 : 300 : 301 : 302 : 303 : 304 : 305 : 306 : 307 : 308 : 309 : 310 : 311 : 312 : 313 : 314 : 315 : 316 : 317 : 318 : 319 : 320 : 321 : 322 : 323 : 324 : 325 : 326 : 327 : 328 : 329 : 330 : 331 : 332 : 333 : 334 : 335 : 336 : 337 : 338 : 339 : 340 : 341 : 342 : 343 : 344 : 345 : 346 : 347 : 348 : 349 : 350 : 351 : 352 : 353 : 354 : 355 : 356 : 357 : 358 : 359 : 360 : 361 : 362 : 363 : 364 : 365 : 366 : 367 : 368 : 369 : 370 : 371 : 372 : 373 : 374 : 375 : 376 : 377 : 378 : 379 : 380 : 381 : 382 : 383 : 384 : 385 : 386 : 387 : 388 : 389 : 390 : 391 : 392 : 393 : 394 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.