Случайный афоризм
То, что написано без усилий, читается, как правило, без удовольствия. Джонсон
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

степени похвальными. Однако я прошу вас, прежде чем вы примете окончательное решение, 
выслушать мнение старого человека, хорошо знающего тамошние условия. Мосье де Бомарше 
совершенно справедливо заметил, что эта война не походит на европейские войны. Я слышал, 
что перед одной из битв в последней кампании ваш полководец сказал английскому 
командующему: «За вами первый выстрел, мосье» . В нашей войне о подобной вежливости не 
может быть и речи. Наша война — это не череда блестящих, живописных героических 
сражений, она была и, по-видимому, будет бесконечной чередой далеко не героических 
лишений, мелких, досадных и изнурительных трудностей. Подумайте об этом, шевалье, прежде 
чем ехать за океан. Дело, которому вы хотите себя посвятить, — это жестокое, трудное, 
будничное и долгое дело.
     Все умолкли. Старик говорил, как всегда, негромко, но в его фразах была такая сила, что 
весь этот блестящий зал и все эти расфранченные гости куда-то исчезли; вместо них перед 
глазами встали другие картины: глушь, грязь, одиночество, голод, болезни, жалкая смерть. 
Старик понял, что зашел слишком далеко. Он слегка расправил плечи, тряхнул могучей 
головой, так что его волосы рассыпались по воротнику, и, чуть повысив голос, сказал:
     — Но все-таки дело пойдет. Пойдет, пойдет. Ca ira!
     Фелисьен и Вероника, самые молодые среди собравшихся, слушали и смотрели. Им 
случалось видеть портреты Франклина, они знали изречение: «У неба он вырвал молнию, у 
тиранов — скипетр». Он был точно такой, как его портреты, и совсем другой. Его присутствие 
возвышало и подавляло. У них замерло сердце от страха, когда он говорил о жестоком и 
горестном однообразии войны, об одинокой, бесславной смерти. Они воспрянули духом, когда 
он решил рассеять тоску. Они прочли все, что можно было прочесть об Америке, они 
расспросили всех, кого можно было о ней расспросить. Но сегодня они впервые почувствовали: 
вот он, этот новый, свободный мир. Он поднимается во весь рост, на него ополчились все силы 
старого мира, но он не даст себя одолеть. Обоим подросткам передалась спокойная 
уверенность, которой дышало большое лицо старика.
     
3. Луи и Туанетта
     
     Веселая, торжественная процессия следовала через зеркальную галерею. Впереди шли 
гвардейские офицеры, затем Луи и Туанетта, затем господа и дамы из свиты; эта яркая, 
блестящая толпа двигалась между двумя рядами застывших в низком поклоне людей и 
повторялась в зеркалах сотнями отражений. Не так просто было участвовать в такой процессии: 
по скользкому паркету приходилось шагать очень осторожно, почти не поднимая ног; к тому 
же мужчинам мешали шпаги, а дамам невероятно широкие юбки. Но участники шествия не 
испытывали затруднений, у них был большой опыт, и все, кроме толстого короля, неуклюже 
переваливавшегося с боку на бок, шагали по-королевски — торжественно и легко. Этот путь — 
к мессе и с мессы — молодому Луи случалось проделывать бессчетное число раз, но всегда он 
явно его затруднял. Со смущенной улыбкой на жирном мальчишеском лице он неуверенно 
передвигал свои тяжелые ноги, и стоявшие шпалерами придворные не на шутку опасались, как 
бы король не упал и не свалил кого-нибудь из свиты.
     Рядом с королем Туанетта казалась особенно легкой и грациозной. Многие из тех, кто 
сейчас глядел на нее, неоднократно злословили по адресу надменного, порочного, изломанного 
создания, чужачки, не на радость прекрасной Франции покинувшей свою Вену. Но сейчас, при 
виде Туанетты, этой высокой, тонкой, ослепительно молодой женщины, полной девичьей 
прелести, и в то же время настоящей дамы, злословие умолкало. Оставалось только смотреть и 
смотреть. Кружева платья открывали благородную белизну шеи, плеч, рук и груди, линии 
стройного стана поражали своей нежностью, из-под крылатых темно-русых бровей, освещая 
продолговатое, овальное лицо, глядели лучистые, ярко-синие глаза, над очень высоким лбом 
блестели прекрасные, пепельные, высоко поднятые волосы; слегка изогнутый нос и полная, 
чуть отвисшая нижняя губа не портили этого лица, они не давали ему казаться 
умиротворенно-скучным. Так, поразительно легкой походкой, рослая, но грациозная, по-детски 
приветливая и в то же время надменная, шагала, нет, не шагала — парила дочь Марии-Терезии, 
сестра императора Иосифа, жена короля Франции — Туанетта.
     Посылая улыбки направо и налево, величественная и прелестная, проходила она мимо 
толпы придворных — красивая, сияющая, молодая королева.
     Однако мысли, скрывавшиеся за этим ясным лбом, никак нельзя было назвать приятными. 
Минувшей ночью Туанетте не удалось выспаться. На вечере у принцессы Роган она засиделась 
за картами и много проиграла. Граф Мерси и аббат Вермон, советчики, навязанные ей матерью, 
конечно, уже об этом узнали. Теперь они станут ее упрекать и, может быть, даже доложат обо 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 : 296 : 297 : 298 : 299 : 300 : 301 : 302 : 303 : 304 : 305 : 306 : 307 : 308 : 309 : 310 : 311 : 312 : 313 : 314 : 315 : 316 : 317 : 318 : 319 : 320 : 321 : 322 : 323 : 324 : 325 : 326 : 327 : 328 : 329 : 330 : 331 : 332 : 333 : 334 : 335 : 336 : 337 : 338 : 339 : 340 : 341 : 342 : 343 : 344 : 345 : 346 : 347 : 348 : 349 : 350 : 351 : 352 : 353 : 354 : 355 : 356 : 357 : 358 : 359 : 360 : 361 : 362 : 363 : 364 : 365 : 366 : 367 : 368 : 369 : 370 : 371 : 372 : 373 : 374 : 375 : 376 : 377 : 378 : 379 : 380 : 381 : 382 : 383 : 384 : 385 : 386 : 387 : 388 : 389 : 390 : 391 : 392 : 393 : 394 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.