Случайный афоризм
Писатель находится в ситуации его эпохи: каждое слово имеет отзвук, каждое молчание - тоже. Жан Поль Сартр
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

соображения, доктору было тягостно слушать быструю французскую речь нарядного и 
надушенного господина, рассуждавшего об этих жестоких и страшных вещах, и, вопреки 
благим намерениям Франклина, к нему вернулась прежняя раздражительность.
     — Было бы жаль, мосье, — сказал он, — если бы нас вынудили вести войну таким 
методом. За такой метод пришлось бы очень дорого платить. Большая часть нашего населения 
живет в городах. У нас есть Бостон, Балтимора, Нью-Йорк, Филадельфия, а Филадельфия — это 
самый большой после Лондона город, говорящий на английском языке. Представьте себе, что 
вам пришлось бы сменить парижскую жизнь на жизнь в лесах.
     Пьер был разочарован и огорчен. То, что он говорил, он говорил от чистого сердца, кроме 
того, слова его подтверждались разумными доводами. И вот теперь этот Франклин пристыдил 
его в присутствии Шарле. Пьер старался не глядеть на Шарло; ему было трудно скрыть свою 
досаду.
     Но тут Франклин посмотрел на Пьера и, расплывшись в любезной улыбке, сказал:
     — А в остальном вы совершенно правы, мосье. У Англии втрое больше людей, чем у нас, 
у нее обученная армия, мощный флот и множество наемных солдат, но у нее нет никаких 
шансов ни на политический, ни на военный успех. Англии придется признать нашу 
независимость, она должна будет понять, что из этого конфликта мы выйдем более сильными, 
чем были в его начале.
     И Франклин рассказал одну из своих историй.
     — Выследил некогда орел кролика. Спустился, схватил его и поднял в воздух. Но кролик 
оказался кошкой, она стала царапать орлу грудь. Орел раскрыл когти, чтобы кошка упала на 
землю. Кошка, однако, не хотела падать, она вцепилась в орла и сказала: «Если ты, орел, 
желаешь от меня избавиться, изволь доставить меня туда, где ты меня схватил».
     Для людей, выросших на баснях и фривольных историях Лафонтена, эта басня была, 
пожалуй, примитивна. Тем не менее она вызвала одобрительные и задумчивые улыбки. Все 
чувствовали, что за этой наивной, патриархальной мудростью кроется твердая убежденность и 
что при желании старику ничего не стоило бы выразить свою мысль в более уместной здесь и 
более занятной форме.
     Пьеру, собственно, следовало быть довольным, что Франклин все-таки воздал ему 
должное. Пьер тоже одобрительно улыбался и даже похлопал в ладоши. Но, продолжая 
остроумно и с видом превосходства беседовать с соседом, он вдруг ощутил свою 
беспомощность. Его подавило сознание, что этот человек неизмеримо больше его, Пьера, что 
он, Пьер, меркнет перед ним.
     На мгновение им овладело такое чувство, будто все погибло и случилась невиданная 
катастрофа. Он всегда считал, что главное не быть, а казаться. Pas etre, paraitre. Этому 
убеждению его жизнь была подчинена и внешне и внутренне. Важно не то, что ты думаешь, а 
то, что ты говоришь. Важно не то, сколько у тебя денег, а то, сколько ты можешь выложить на 
людях. Важны не те идеалы, что у тебя в груди, а те, которые ты исповедуешь публично. 
Таково было кредо Пьера. И вот перед ним человек, который не лезет вон из кожи, не 
отличается остроумием, говорит очень мало, а если уж говорит, то рассказывает какие-то 
доморощенные истории, и притом на топорном французском языке. И все-таки одним своим 
присутствием этот простой, любезный и почтенный старик добивается большего, чем он, Пьер, 
самыми блистательными фейерверками остроумия. Для чего, собственно, нужно было ему, 
Пьеру, всю свою жизнь, не щадя себя, играть утомительную роль человека, надменно 
улыбающегося даже в самом отчаянном положении и отметающего любую беду веселой 
шуткой?
     Но это отчаянное чувство было мгновенным, оно не успело облечься в слова, и на лице 
Пьера, подавленного сознанием своей внутренней пустоты, сохранялась все та же вежливая 
улыбка. Вполне возможно, что, несмотря на внимательное выражение лица, он не расслышал 
всего, что говорил ему его собеседник, шевалье де Бюиссон, однако главное он уловил: этот 
молодой офицер принадлежал к группе аристократов, пожелавших поехать в Америку и 
принять деятельное участие в войне за свободу. Окончательно прогнав страшные мысли, 
внушенные ему присутствием Франклина, и притворившись, что сосредоточенно слушает 
шевалье, Пьер многословно пожелал офицеру успеха и пылко заявил, что с радостью поможет 
ему отправиться в путь.
     Грузный, спокойный, любезный, сидел в своем кресле Франклин; рядом с ним, грациозно 
облокотившись на спинку кресла, стоял юный Вильям; Пьер, шевалье де Бюиссон и другие 
гости, кто сидя, кто стоя, расположились вокруг них. Шевалье говорил так, что Франклин не 
мог его не слышать, и, вероятно, его слова предназначались скорее Франклину, чем Бомарше.
     — Я тоже, — сказал теперь доктор, — нахожу ваши намерения, шевалье, в высшей 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 : 296 : 297 : 298 : 299 : 300 : 301 : 302 : 303 : 304 : 305 : 306 : 307 : 308 : 309 : 310 : 311 : 312 : 313 : 314 : 315 : 316 : 317 : 318 : 319 : 320 : 321 : 322 : 323 : 324 : 325 : 326 : 327 : 328 : 329 : 330 : 331 : 332 : 333 : 334 : 335 : 336 : 337 : 338 : 339 : 340 : 341 : 342 : 343 : 344 : 345 : 346 : 347 : 348 : 349 : 350 : 351 : 352 : 353 : 354 : 355 : 356 : 357 : 358 : 359 : 360 : 361 : 362 : 363 : 364 : 365 : 366 : 367 : 368 : 369 : 370 : 371 : 372 : 373 : 374 : 375 : 376 : 377 : 378 : 379 : 380 : 381 : 382 : 383 : 384 : 385 : 386 : 387 : 388 : 389 : 390 : 391 : 392 : 393 : 394 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.