Случайный афоризм
Профессиональный писатель - изобретение буржуазной эпохи. Эмиль Мишель Чоран
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

яйца, — очень милая мысль. Конечно, надо подумать. Но очень, очень мило. А как вы 
представляете себе частности?
     — Я думаю, что приглашения будут исходить не от вас, а только от меня: de part Madame 
de Maurepas. Доктор Франклен мой старый друг; почему же мне не устроить в его честь 
небольшой прием? Разумеется, я приглашу гостей на улицу Гренель.
     На улице Гренель находилась парижская резиденция Морена — большой, старомодный, 
обычно пустовавший Отель-Фелипо.
     — Очень милая мысль, — повторил старый министр. — Правда, Отель-Фелипо — 
отвратительнейшее место для званого вечера, и отопление там никуда не годится. Но в конце 
концов Франклен — представитель примитивного народа. Надеюсь, что он не наживет себе 
ревматизма. Да и другие, — вздохнул он, — может быть, тоже не заболеют.
     — Насколько я поняла, Жан-Фредерик, вы тоже появитесь на вечере? — спросила 
графиня.
     Морена осторожно положил ложечку на блюдце и с живостью поцеловал жене руку.
     — Мне доставит удовольствие, мадам, — ответил он, — приветствовать нашего друга 
Франклена.
     Так было решено устроить этот прием. Список гостей мадам де Морепа тщательно 
продумала; была приглашена та высшая знать, которая считалась либерально настроенной. 
Коричневокафтанный представитель республиканской свободы окажется в обществе самой 
важной аристократии, — в этой затее графини избалованные салоны Версаля и Парижа 
находили особую пикантность.
     Доктору с самого начала была ясна сущность этого замысла; он знал, что его хотят подать 
как диковинку. Но он знал также, что делается это не со злыми намерениями. Париж жил еще 
под впечатлением побед у Трентона и Принстауна, и нужно было ковать железо, пока оно 
горячо. Он предпочел бы явиться одетым по моде, но было бы слишком невежливо 
разочаровывать людей, настроившихся полюбоваться коричневым квакерским кафтаном.
     Мадам де Морепа собрала в его честь изысканное общество. Никогда еще за все время 
пребывания во Франции доктору не случалось видеть вокруг себя стольких носителей 
старинных фамилий. Здесь был молодой герцог де Ларошфуко, с самого начала выступивший в 
роли пламенного поборника дела американцев. Из свиты королевы здесь были графини 
Полиньяк и принцесса Роган, а с ними маркиз де Водрейль. Сама Мария-Антуанетта проявляла 
величайшую сдержанность в отношении американских повстанцев, но многие господа и дамы 
ее ближайшего окружения не могли отказать себе в модном увлечении инсургентами. Здесь 
было много членов семьи Ноай; одна из дочерей Ноай была замужем за маркизом де 
Лафайетом, очень молодым человеком, который вел с Сайласом Дином переговоры о своем 
вступлении в американскую армию. Здесь был фельдмаршал де Брольи, который злился на 
Франклина за то, что американцы все еще не решились назначить его, де Брольи, своим 
регентом.
     Франклин вошел в сопровождении внука, Вильяма Темпля, и со всех сторон его тотчас же 
стали поздравлять с победами генерала Вашингтона. Он с достоинством благодарил, заявив, что 
энтузиазм, с которым приняли в Париже известие об американских победах, послужит цепным 
поощрением Конгрессу и армии.
     В свое время в Нанте вокруг Франклина собралась компания добропорядочных буржуа; 
здесь, в салоне графини Морепа, общество было высокоаристократическое и самое изысканное. 
В Нанте прически дам были в пять — семь раз выше, чем голова; здесь, как вскоре отметил 
интересовавшийся такими вещами Вильям, — самое большее, в полтора раза. Но 
обладательницы этих причесок образовали вокруг Франклина такой же любопытный и 
восторженный кружок, как и в Нанте, они задавали вопросы, отвечать на которые нужно было с 
таким же терпением, и так же, как те провинциальные дамы, аристократки, собравшиеся в 
Отель-Фелипо, были покорены старомодно-степенной галантностью доктора.
     — Разве он не восхитителен, — говорили они, — этот философ с дикого Запада? Стоит 
взглянуть на него, и сразу представляешь себе пустынность девственных лесов.
     С Франклином заговорил пожилой человек. Это был очень тщательно, хотя и несколько 
старомодно одетый господин с мясистым лицом и полным, чувственным ртом, искривленные 
углы которого выражали недоверчивую настороженность; в карие выпуклые глаза Франклина 
погружались сонливые, глубоко посаженные глаза. Мосье Ленорман был уже ранее 
представлен доктору, и тот сразу понял, что с этим господином нужно обращаться осторожно.
     Мосье Ленорман редко отсутствовал на вечерах, устраиваемых в Отель-Фелипо. Он 
принадлежал к близким друзьям дома. Однако у премьер-министра не было с ним никаких 
деловых связей; деньги не интересовали графа Морена, он не извлекал из своего служебного 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 : 296 : 297 : 298 : 299 : 300 : 301 : 302 : 303 : 304 : 305 : 306 : 307 : 308 : 309 : 310 : 311 : 312 : 313 : 314 : 315 : 316 : 317 : 318 : 319 : 320 : 321 : 322 : 323 : 324 : 325 : 326 : 327 : 328 : 329 : 330 : 331 : 332 : 333 : 334 : 335 : 336 : 337 : 338 : 339 : 340 : 341 : 342 : 343 : 344 : 345 : 346 : 347 : 348 : 349 : 350 : 351 : 352 : 353 : 354 : 355 : 356 : 357 : 358 : 359 : 360 : 361 : 362 : 363 : 364 : 365 : 366 : 367 : 368 : 369 : 370 : 371 : 372 : 373 : 374 : 375 : 376 : 377 : 378 : 379 : 380 : 381 : 382 : 383 : 384 : 385 : 386 : 387 : 388 : 389 : 390 : 391 : 392 : 393 : 394 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.