Случайный афоризм
Мы не знали, что стихи такие живучие. Анна Ахматова
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

яйца, — очень милая мысль. Конечно, надо подумать. Но очень, очень мило. А как вы 
представляете себе частности?
     — Я думаю, что приглашения будут исходить не от вас, а только от меня: de part Madame 
de Maurepas. Доктор Франклен мой старый друг; почему же мне не устроить в его честь 
небольшой прием? Разумеется, я приглашу гостей на улицу Гренель.
     На улице Гренель находилась парижская резиденция Морена — большой, старомодный, 
обычно пустовавший Отель-Фелипо.
     — Очень милая мысль, — повторил старый министр. — Правда, Отель-Фелипо — 
отвратительнейшее место для званого вечера, и отопление там никуда не годится. Но в конце 
концов Франклен — представитель примитивного народа. Надеюсь, что он не наживет себе 
ревматизма. Да и другие, — вздохнул он, — может быть, тоже не заболеют.
     — Насколько я поняла, Жан-Фредерик, вы тоже появитесь на вечере? — спросила 
графиня.
     Морена осторожно положил ложечку на блюдце и с живостью поцеловал жене руку.
     — Мне доставит удовольствие, мадам, — ответил он, — приветствовать нашего друга 
Франклена.
     Так было решено устроить этот прием. Список гостей мадам де Морепа тщательно 
продумала; была приглашена та высшая знать, которая считалась либерально настроенной. 
Коричневокафтанный представитель республиканской свободы окажется в обществе самой 
важной аристократии, — в этой затее графини избалованные салоны Версаля и Парижа 
находили особую пикантность.
     Доктору с самого начала была ясна сущность этого замысла; он знал, что его хотят подать 
как диковинку. Но он знал также, что делается это не со злыми намерениями. Париж жил еще 
под впечатлением побед у Трентона и Принстауна, и нужно было ковать железо, пока оно 
горячо. Он предпочел бы явиться одетым по моде, но было бы слишком невежливо 
разочаровывать людей, настроившихся полюбоваться коричневым квакерским кафтаном.
     Мадам де Морепа собрала в его честь изысканное общество. Никогда еще за все время 
пребывания во Франции доктору не случалось видеть вокруг себя стольких носителей 
старинных фамилий. Здесь был молодой герцог де Ларошфуко, с самого начала выступивший в 
роли пламенного поборника дела американцев. Из свиты королевы здесь были графини 
Полиньяк и принцесса Роган, а с ними маркиз де Водрейль. Сама Мария-Антуанетта проявляла 
величайшую сдержанность в отношении американских повстанцев, но многие господа и дамы 
ее ближайшего окружения не могли отказать себе в модном увлечении инсургентами. Здесь 
было много членов семьи Ноай; одна из дочерей Ноай была замужем за маркизом де 
Лафайетом, очень молодым человеком, который вел с Сайласом Дином переговоры о своем 
вступлении в американскую армию. Здесь был фельдмаршал де Брольи, который злился на 
Франклина за то, что американцы все еще не решились назначить его, де Брольи, своим 
регентом.
     Франклин вошел в сопровождении внука, Вильяма Темпля, и со всех сторон его тотчас же 
стали поздравлять с победами генерала Вашингтона. Он с достоинством благодарил, заявив, что 
энтузиазм, с которым приняли в Париже известие об американских победах, послужит цепным 
поощрением Конгрессу и армии.
     В свое время в Нанте вокруг Франклина собралась компания добропорядочных буржуа; 
здесь, в салоне графини Морепа, общество было высокоаристократическое и самое изысканное. 
В Нанте прически дам были в пять — семь раз выше, чем голова; здесь, как вскоре отметил 
интересовавшийся такими вещами Вильям, — самое большее, в полтора раза. Но 
обладательницы этих причесок образовали вокруг Франклина такой же любопытный и 
восторженный кружок, как и в Нанте, они задавали вопросы, отвечать на которые нужно было с 
таким же терпением, и так же, как те провинциальные дамы, аристократки, собравшиеся в 
Отель-Фелипо, были покорены старомодно-степенной галантностью доктора.
     — Разве он не восхитителен, — говорили они, — этот философ с дикого Запада? Стоит 
взглянуть на него, и сразу представляешь себе пустынность девственных лесов.
     С Франклином заговорил пожилой человек. Это был очень тщательно, хотя и несколько 
старомодно одетый господин с мясистым лицом и полным, чувственным ртом, искривленные 
углы которого выражали недоверчивую настороженность; в карие выпуклые глаза Франклина 
погружались сонливые, глубоко посаженные глаза. Мосье Ленорман был уже ранее 
представлен доктору, и тот сразу понял, что с этим господином нужно обращаться осторожно.
     Мосье Ленорман редко отсутствовал на вечерах, устраиваемых в Отель-Фелипо. Он 
принадлежал к близким друзьям дома. Однако у премьер-министра не было с ним никаких 
деловых связей; деньги не интересовали графа Морена, он не извлекал из своего служебного 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 : 296 : 297 : 298 : 299 : 300 : 301 : 302 : 303 : 304 : 305 : 306 : 307 : 308 : 309 : 310 : 311 : 312 : 313 : 314 : 315 : 316 : 317 : 318 : 319 : 320 : 321 : 322 : 323 : 324 : 325 : 326 : 327 : 328 : 329 : 330 : 331 : 332 : 333 : 334 : 335 : 336 : 337 : 338 : 339 : 340 : 341 : 342 : 343 : 344 : 345 : 346 : 347 : 348 : 349 : 350 : 351 : 352 : 353 : 354 : 355 : 356 : 357 : 358 : 359 : 360 : 361 : 362 : 363 : 364 : 365 : 366 : 367 : 368 : 369 : 370 : 371 : 372 : 373 : 374 : 375 : 376 : 377 : 378 : 379 : 380 : 381 : 382 : 383 : 384 : 385 : 386 : 387 : 388 : 389 : 390 : 391 : 392 : 393 : 394 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.