Случайный афоризм
Даже лучшие писатели говорят слишком много. Люк де Клапье Вовенарг
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

будет и дальше тащить нашу борону. Если он не перестанет ее тащить — это не моя заслуга. 
Мне нужно было солгать, — продолжал раскаиваться Франклин, — мне нужно было сказать 
мосье, что без его поставок и без его красноречия мы бы уже давно сложили оружие. Мне 
следовало быть вежливым. Так будь же ты умнее, мой мальчик, и не бери примера со своего 
деда.
     
     
     Зимние дни были по-прежнему заполнены докучливыми делами. Сайлас Дин присылал 
поставщиков и судовладельцев, предлагавших свои услуги, и настойчиво требовал, чтобы 
Франклин вступил в более тесную связь с Бомарше. Доктор Дюбур присылал поставщиков и 
судовладельцев, предлагавших свои услуги, и настойчиво требовал, чтобы Франклин не имел 
никаких дел с Бомарше. Оба присылали также людей, желавших получить рекомендации для 
поездки в Америку. Артур Ли придирался к любому устному и письменному слову Франклина. 
Франклин выслушивал доктора Дюбура, Сайласа Дина и Артура Ли, давал любезные, ни к чему 
не обязывающие ответы и предоставлял делам идти своим чередом.
     Граф Вержен рекомендовал ему показать обществу, что он, Франклин, преследует 
научные, а не политические цели. Этот совет Франклин с удовольствием выполнял. Он посещал 
многочисленные библиотеки — Королевскую, Сент-Женевьев, Мазарини, — и везде его 
принимали с величайшим почетом.
     Он появился и в Академии. Он был членом этого исключительного объединения, 
принадлежать к которому ученые всего мира считали величайшей честью. Только семь членов 
Академии были нефранцузы, Франклин был единственным американцем.
     Франклин появлялся в Академии и во время прежнего своего пребывания в Париже. Но 
теперь, когда он претворил свою философию в жизнь, его визит привлек к себе еще больше 
внимания. Его представили доктора Леруа и Левейар. Из сорока академиков присутствовали 
тридцать один, все хотели познакомиться с ним, у всех нашлись для него 
взволнованно-почтительные слова.
     Затем академики перешли к повестке дня. Сначала с докладом об эволюции нравов 
выступил д'Аламбер, который несколько раз с уважением упомянул имя Франклина. Франклин 
владел французским языком еще недостаточно свободно, он с трудом улавливал подробности 
доклада. Однако на этот раз он избежал того конфуза, какой случился с ним во время его 
последнего пребывания в Париже. Тогда он, не пытаясь понять доклады, решил слепо следовать 
примеру остальных — смеяться, когда все смеются, и аплодировать, когда все аплодируют; и 
однажды, когда докладчик его хвалил, он вместе со всеми с воодушевлением захлопал в 
ладоши. Вообще же доклады не представляли для него особого интереса. Седен  говорил о 
Фенелоне , Ла Гарп  читал из эпической поэмы «Фарсалня» , Мармонтель  говорил о 
миграции кельтов. Франклин слушал всех с подобающим внимательным видом, с трудом 
превозмогая желание закрыть глаза; несколько раз ему очень хотелось почесаться. Его 
страдания окупались постольку, поскольку каждый докладчик стремился связать труды и 
личность Франклина с темой своего доклада, что вызывало множество натяжек и забавляло 
польщенного гостя. Под конец вице-президент Академии, великий экономист мосье Тюрго, 
предложил отметить присутствие Франклина в протоколе заседания, и академики приняли 
соответствующее постановление.
     Все эти дела Франклина, в меньшинстве своем приятные и в большинстве неприятные, 
пришлись на сырую, холодную парижскую зиму, и неуютная теснота Отель-д'Амбур вконец 
отравляла ему жизнь. Он чувствовал себя разбитым и мечтал о переселении в Пасси, в «свое» 
Пасси, как он уже его называл. Но ремонт и переустройство Отель-Валантинуа никак не 
подходили к концу.
     По крайней мере, из-за океана поступали теперь отрадные известия. Генерал Вашингтон, 
перейдя в наступление, форсировал Делавэр и одержал победу над крупными силами 
захваченного врасплох врага. Через несколько дней он разгромил английского генерала 
Моугуда у Принстауна и заставил его отступить к Нью-Йорку.
     Опытный пропагандист, Франклин умел извлекать из счастливых вестей максимальную 
пользу. Во всех газетах благодаря его хлопотам появились статьи, полные торжества и смелых 
прогнозов по поводу одержанных побед.
     Все восхищались американцами, а вскоре доктор почувствовал приятные последствия 
этих успехов. Считая, что в Париже Франклин не дает ему ходу, Артур Ли после победы 
Вашингтона решил поехать в Испанию, чтобы отстаивать там дело Соединенных Штатов 
независимо от своих коллег. Франклин поспешил добыть Артуру Ли необходимые 
рекомендации и документы; крепко пожав ему руку, пожелав счастливого пути и долгой, 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 : 296 : 297 : 298 : 299 : 300 : 301 : 302 : 303 : 304 : 305 : 306 : 307 : 308 : 309 : 310 : 311 : 312 : 313 : 314 : 315 : 316 : 317 : 318 : 319 : 320 : 321 : 322 : 323 : 324 : 325 : 326 : 327 : 328 : 329 : 330 : 331 : 332 : 333 : 334 : 335 : 336 : 337 : 338 : 339 : 340 : 341 : 342 : 343 : 344 : 345 : 346 : 347 : 348 : 349 : 350 : 351 : 352 : 353 : 354 : 355 : 356 : 357 : 358 : 359 : 360 : 361 : 362 : 363 : 364 : 365 : 366 : 367 : 368 : 369 : 370 : 371 : 372 : 373 : 374 : 375 : 376 : 377 : 378 : 379 : 380 : 381 : 382 : 383 : 384 : 385 : 386 : 387 : 388 : 389 : 390 : 391 : 392 : 393 : 394 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.