Случайный афоризм
Перефразируя Макаренко: писатели не умирают - их просто отдают в переплёт. Бауржан Тойшибеков
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

физике и по философии! Кто еще при таких заслугах отличался такой простотой? 
Патриархальный старик в очках и шубе — таким и только таким мог быть истинный мудрец, 
натурфилософ, bonhomme Richard, органически сочетавший благороднейшие учения древности 
с наукой нового времени. Славу своего «Франклина» парижане распространяли со 
свойственной им быстротой. Мосье Леонар, парикмахер королевы, лучший в мире мастер 
своего дела, ввел в моду новую дамскую прическу — высокий, завитой парик, имитировавший 
франклинскую меховую шапку, и назвал этот фасон «coiffure a la Franquelin» . Над каминами 
парижских салонов, на стенах кафе, на табакерках и носовых платках появились изображения 
Франклина. Портреты его продавались на каждом углу, у рисовальщиков работы было по 
горло.
     Доктор Дюбур принес своему другу один из таких портретов. Оба, усмехаясь, стали его 
разглядывать. Франклин был изображен в меховой шапке, в железных очках, с палкой 
яблоневого дерева, ни дать ни взять добропорядочный обыватель, настоящий bonhomme. 
Обрамлением портрета служил латинский стих, гласивший: «У неба он вырвал молнию, у 
тиранов — скипетр». Почти все изображения Франклина появлялись в обрамлении этого 
антично-звонкого стиха. А сочинил этот стих барон Тюрго, бывший министр финансов, один из 
главных физиократов, друг Франклина.
     — Хороший стих, — сказал, разглядывая портрет, Франклин.
     — Да, — ответил Дюбур, — если у вас есть настоящий друг и почитатель, так это Тюрго.
     — Жаль, что они прогнали его, — сказал Франклин. — Но я с самого начала боялся, что 
он окажется недостаточно гибким для Версаля. Государственный деятель не имеет права терять 
терпение, он должен подчас искать окольных путей.
     — Во всяком случае, в американском вопросе, — как всегда, запальчиво возразил 
Дюбур, — Тюрго проявил достаточно терпения. Будучи министром финансов, он не давал на 
Америку ни одного су. Я не раз уговаривал его, как поп умирающего, а у него на все был один 
ответ: «Дело Америки прогрессивно, поэтому оно победит и без наших денег. Деньги нужны 
для своих собственных реформ».
     — Не был ли он по-своему прав? — спросил Франклин.
     Доктор Дюбур поглядел на него с упреком.
     Такая объективность Франклина не переставала удивлять его друзей. Доктор Дюбур и 
многие сочувствовавшие Америке парижские интеллигенты понимали, что двор, конечно, не 
может прийти в восторг от их демократического рвения; но неужели Версаль не в состоянии 
понять, какие огромные возможности открываются благодаря американской войне для 
расплаты с англичанами за поражение и мирный договор 1763 года? Этих интеллигентов 
приводила в негодование выжидательная политика косных французских министров. Пора 
наконец-то, черт побери, признать Соединенные Штаты и заключить с ними торговое 
соглашение.
     Франклин, напротив, находил поведение французского правительства вполне 
естественным и даже единственно возможным. Состояние французских финансов внушало 
тревогу; воина, даже самая победоносная, привела бы Францию к катастрофе. Поэтому даже 
такой ярый приверженец американских идей, как Тюрго, был решительным противником 
оказания помощи американцам, — он боялся вызвать войну с Англией. В будущем Франция 
могла воевать лишь при поддержке своих союзников — Испании и Австрии. Но 
абсолютистская Австрия не была заинтересована в победе республиканской Америки, а 
Испания опасалась, что такая победа побудит к восстанию ее собственные колонии.
     Учитывая эту обстановку, Франклин не разделял возмущения и нетерпения Дюбура и ему 
подобных; примирившись с перспективой длительного выжидания, он решил не смущать 
министров никакими демонстрациями.
     Но если французскому правительству приходилось соблюдать осторожность, то для 
народа такая сдержанность не была обязательна. Располагать парижан в пользу своего дела 
Франклин мог без всяких помех. А завоевывать общественное мнение он научился уже давно, 
недаром он был печатником, издателем, писателем и государственным деятелем. Он родился на 
свет, чтобы быть инженером человеческих душ, в этом было его призвание. Если двор не может 
признать его посланником Америки, он будет им в глазах французского народа. Это тоже 
немало и тоже довольно приятно.
     К сожалению, однако, Франклин был не единственным представителем Соединенных 
Штатов в Париже. Назначив на этот пост Франклина, Конгресс наделил такими же правами и 
обязанностями Сайласа Дина и, кроме того, Артура Ли, обидчивого интригана из Лондона.
     С Сайласом Дином Франклин отлично ладил. Правда, этот добродушный патриот был 
слишком мелок для большой политики, в американской революции он видел всего-навсего 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 : 296 : 297 : 298 : 299 : 300 : 301 : 302 : 303 : 304 : 305 : 306 : 307 : 308 : 309 : 310 : 311 : 312 : 313 : 314 : 315 : 316 : 317 : 318 : 319 : 320 : 321 : 322 : 323 : 324 : 325 : 326 : 327 : 328 : 329 : 330 : 331 : 332 : 333 : 334 : 335 : 336 : 337 : 338 : 339 : 340 : 341 : 342 : 343 : 344 : 345 : 346 : 347 : 348 : 349 : 350 : 351 : 352 : 353 : 354 : 355 : 356 : 357 : 358 : 359 : 360 : 361 : 362 : 363 : 364 : 365 : 366 : 367 : 368 : 369 : 370 : 371 : 372 : 373 : 374 : 375 : 376 : 377 : 378 : 379 : 380 : 381 : 382 : 383 : 384 : 385 : 386 : 387 : 388 : 389 : 390 : 391 : 392 : 393 : 394 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.