Случайный афоризм
Писатель обречен на понимание. Он не может стать убийцей. Альбер Камю
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

физике и по философии! Кто еще при таких заслугах отличался такой простотой? 
Патриархальный старик в очках и шубе — таким и только таким мог быть истинный мудрец, 
натурфилософ, bonhomme Richard, органически сочетавший благороднейшие учения древности 
с наукой нового времени. Славу своего «Франклина» парижане распространяли со 
свойственной им быстротой. Мосье Леонар, парикмахер королевы, лучший в мире мастер 
своего дела, ввел в моду новую дамскую прическу — высокий, завитой парик, имитировавший 
франклинскую меховую шапку, и назвал этот фасон «coiffure a la Franquelin» . Над каминами 
парижских салонов, на стенах кафе, на табакерках и носовых платках появились изображения 
Франклина. Портреты его продавались на каждом углу, у рисовальщиков работы было по 
горло.
     Доктор Дюбур принес своему другу один из таких портретов. Оба, усмехаясь, стали его 
разглядывать. Франклин был изображен в меховой шапке, в железных очках, с палкой 
яблоневого дерева, ни дать ни взять добропорядочный обыватель, настоящий bonhomme. 
Обрамлением портрета служил латинский стих, гласивший: «У неба он вырвал молнию, у 
тиранов — скипетр». Почти все изображения Франклина появлялись в обрамлении этого 
антично-звонкого стиха. А сочинил этот стих барон Тюрго, бывший министр финансов, один из 
главных физиократов, друг Франклина.
     — Хороший стих, — сказал, разглядывая портрет, Франклин.
     — Да, — ответил Дюбур, — если у вас есть настоящий друг и почитатель, так это Тюрго.
     — Жаль, что они прогнали его, — сказал Франклин. — Но я с самого начала боялся, что 
он окажется недостаточно гибким для Версаля. Государственный деятель не имеет права терять 
терпение, он должен подчас искать окольных путей.
     — Во всяком случае, в американском вопросе, — как всегда, запальчиво возразил 
Дюбур, — Тюрго проявил достаточно терпения. Будучи министром финансов, он не давал на 
Америку ни одного су. Я не раз уговаривал его, как поп умирающего, а у него на все был один 
ответ: «Дело Америки прогрессивно, поэтому оно победит и без наших денег. Деньги нужны 
для своих собственных реформ».
     — Не был ли он по-своему прав? — спросил Франклин.
     Доктор Дюбур поглядел на него с упреком.
     Такая объективность Франклина не переставала удивлять его друзей. Доктор Дюбур и 
многие сочувствовавшие Америке парижские интеллигенты понимали, что двор, конечно, не 
может прийти в восторг от их демократического рвения; но неужели Версаль не в состоянии 
понять, какие огромные возможности открываются благодаря американской войне для 
расплаты с англичанами за поражение и мирный договор 1763 года? Этих интеллигентов 
приводила в негодование выжидательная политика косных французских министров. Пора 
наконец-то, черт побери, признать Соединенные Штаты и заключить с ними торговое 
соглашение.
     Франклин, напротив, находил поведение французского правительства вполне 
естественным и даже единственно возможным. Состояние французских финансов внушало 
тревогу; воина, даже самая победоносная, привела бы Францию к катастрофе. Поэтому даже 
такой ярый приверженец американских идей, как Тюрго, был решительным противником 
оказания помощи американцам, — он боялся вызвать войну с Англией. В будущем Франция 
могла воевать лишь при поддержке своих союзников — Испании и Австрии. Но 
абсолютистская Австрия не была заинтересована в победе республиканской Америки, а 
Испания опасалась, что такая победа побудит к восстанию ее собственные колонии.
     Учитывая эту обстановку, Франклин не разделял возмущения и нетерпения Дюбура и ему 
подобных; примирившись с перспективой длительного выжидания, он решил не смущать 
министров никакими демонстрациями.
     Но если французскому правительству приходилось соблюдать осторожность, то для 
народа такая сдержанность не была обязательна. Располагать парижан в пользу своего дела 
Франклин мог без всяких помех. А завоевывать общественное мнение он научился уже давно, 
недаром он был печатником, издателем, писателем и государственным деятелем. Он родился на 
свет, чтобы быть инженером человеческих душ, в этом было его призвание. Если двор не может 
признать его посланником Америки, он будет им в глазах французского народа. Это тоже 
немало и тоже довольно приятно.
     К сожалению, однако, Франклин был не единственным представителем Соединенных 
Штатов в Париже. Назначив на этот пост Франклина, Конгресс наделил такими же правами и 
обязанностями Сайласа Дина и, кроме того, Артура Ли, обидчивого интригана из Лондона.
     С Сайласом Дином Франклин отлично ладил. Правда, этот добродушный патриот был 
слишком мелок для большой политики, в американской революции он видел всего-навсего 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 : 296 : 297 : 298 : 299 : 300 : 301 : 302 : 303 : 304 : 305 : 306 : 307 : 308 : 309 : 310 : 311 : 312 : 313 : 314 : 315 : 316 : 317 : 318 : 319 : 320 : 321 : 322 : 323 : 324 : 325 : 326 : 327 : 328 : 329 : 330 : 331 : 332 : 333 : 334 : 335 : 336 : 337 : 338 : 339 : 340 : 341 : 342 : 343 : 344 : 345 : 346 : 347 : 348 : 349 : 350 : 351 : 352 : 353 : 354 : 355 : 356 : 357 : 358 : 359 : 360 : 361 : 362 : 363 : 364 : 365 : 366 : 367 : 368 : 369 : 370 : 371 : 372 : 373 : 374 : 375 : 376 : 377 : 378 : 379 : 380 : 381 : 382 : 383 : 384 : 385 : 386 : 387 : 388 : 389 : 390 : 391 : 392 : 393 : 394 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.