Случайный афоризм
Настоящий писатель, каким мы его мыслим, всегда во власти своего времени, он его слуга, его крепостной, его последний раб. Элиас Канетти
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

изобразил жестокую иудейскую царицу Аталию, или в юдофильстве — за изображение царицы 
Эсфири. И когда Шиллер в пору владычества Наполеона в Европе написал «Орлеанскую деву», 
он не навлек на себя подозрения в том, что ведет пропаганду в пользу императора. Едва ли 
читатели Гете предполагали, что в «Эгмонте» поэт хотел восславить Голландию, а читатели 
Шиллера — что драматург создал «Вильгельма Телля», дабы возвеличить Швейцарию.
     Но ныне автор исторических произведений обязан считаться с тем, что уже самый выбор 
народа и эпохи, к которым он относит своих героев и действие, приведет слишком поспешных 
читателей к ложному выводу. Если, например, в романе изображается американская 
революция, то одного этого факта уже достаточно для некоторых, чтобы заподозрить писателя 
в стремлении восславить современную Америку и ее руководителей.
     Исторический роман подвергается и другим, менее неуклюжим, но не менее опасным 
ложным толкованиям. Многие читатели думают, что такой роман должен в приятной и 
увлекательной манере ознакомить их с историческими фактами, с авантюрными похождениями, 
показать человеческие качества знаменитых исторических личностей. Если же при этом книга 
льстит и патриотическим чувствам читателей, тогда они довольны до крайности и ничего 
большего не желают. Оказавшись в плену случайностей сюжета, они не стараются понять 
сущность произведения: люди и события заслоняют для них его смысл.
     Однако писатель, который берется за серьезный исторический роман, руководствуется 
иными мотивами. Он знает, что силы, движущие народами, остаются неизменными, с тех пор 
как существует писаная история. Эти силы определяют современную историю так же, как 
определяли историю прошлого. Представить эти постоянные, неизменные законы в действии — 
вот, пожалуй, наивысшая цель, которой может достичь исторический роман. К ней и стремится 
писатель, который в наши дни работает над серьезным историческим романом. Он хочет 
изобразить современность. Он ищет в истории не пепел, а пламя. Он хочет заставить себя и 
читателя через прошлое яснее увидеть настоящее.
     
     
     Десятки лет меня занимало одно примечательное явление. Столь разные люди, как 
Бомарше, Вениамин Франклин, Лафайет, Вольтер, Людовик Шестнадцатый, 
Мария-Антуанетта, — каждый в силу совершенно различных причин, — оказались 
вынужденными способствовать успеху американской революции и тем самым революции во 
Франции. Когда Америка Рузвельта вступила в войну против европейского фашизма и 
поддержала борьбу Советского Союза против Гитлера, для меня стали особенно ясны события 
восемнадцатого века во Франции, а они, в свою очередь, осветили для меня политические 
события моего времени. Воодушевленный этим, я отважился приняться за роман «Лисы в 
винограднике». Я стремился показать, что заставило так много разных людей и групп 
сознательно, бессознательно и даже против своей воли содействовать прогрессу.
     Полагаю, что хотя бы частично я достиг своей цели. Множество читателей ознакомилось с 
этим романом в переводе, и если одни истолковали его ложно, то другие поняли правильно. Что 
же касается моих немецких читателей, — большинство из них, я убежден, поймет его 
правильно.
     Они, безусловно, поймут, что герой романа — не Вениамин Франклин и не Бомарше, не 
король и не Вольтер, а тот невидимый кормчий истории, который был открыт в восемнадцатом 
столетии, понят, описан и превознесен в девятнадцатом, чтобы в двадцатом быть снова 
отвергнутым и оклеветанным, — прогресс.
     Аристотель учит, что поэзия более подходит для изображения истории, чем наука. Автор 
романа «Лисы в винограднике», не будучи, правда, приверженцем Аристотеля, разделяет это 
мнение. Он готов обеими руками подписаться под изречением: «Клио — тоже муза» .
     Поэтому автор надеется, что всякий непредубежденный читатель найдет в романе ясное 
изображение тех сил, которые вызвали американскую и французскую революции.
     И тот, кто однажды действительно увидит эти силы, тот глубже постигнет и историю 
нашего горестного и героического времени. Он поймет глубокое изречение Эсхила:
     
   Небеса не знают состраданья,
   Сила — милосердие богов.
     
     
Примечание
     
     Действие романа Лиона Фейхтвангера «Лисы в винограднике» начинается в 1776 г. За два 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 : 296 : 297 : 298 : 299 : 300 : 301 : 302 : 303 : 304 : 305 : 306 : 307 : 308 : 309 : 310 : 311 : 312 : 313 : 314 : 315 : 316 : 317 : 318 : 319 : 320 : 321 : 322 : 323 : 324 : 325 : 326 : 327 : 328 : 329 : 330 : 331 : 332 : 333 : 334 : 335 : 336 : 337 : 338 : 339 : 340 : 341 : 342 : 343 : 344 : 345 : 346 : 347 : 348 : 349 : 350 : 351 : 352 : 353 : 354 : 355 : 356 : 357 : 358 : 359 : 360 : 361 : 362 : 363 : 364 : 365 : 366 : 367 : 368 : 369 : 370 : 371 : 372 : 373 : 374 : 375 : 376 : 377 : 378 : 379 : 380 : 381 : 382 : 383 : 384 : 385 : 386 : 387 : 388 : 389 : 390 : 391 : 392 : 393 : 394 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.