Случайный афоризм
Только о великом стоит думать, только большие задания должен ставить себе писатель: ставить смело, не смущаясь своими личными малыми силами. Александр Александрович Блок
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     Луи очень радовало, что Вольтера и Руссо уже нет в живых. Но мертвые еретики и 
бунтовщики протягивали руки живым. Цепь не обрывалась, и самый опасный из всех 
преступников — этот Карон, святой Георгий мятежа, — был жив и процветал, как никогда 
прежде. Волны мятежа поднимались все выше и выше, и когда американцы с помощью армии 
Луи, его кораблей и его миллионов победят, то его солдаты возвратятся бунтовщиками, и тогда 
волны мятежа захлестнут и окончательно поглотят его.
     Министры все еще говорили о блестящем пятилетии его правления: торговля и промыслы, 
армия и флот, искусства и наука — все процветает. Радостно жить. Великая честь чувствовать 
себя гражданином Франции и подданным Людовика Шестнадцатого. Молодой монарх вполне 
заслужил свое второе имя — Август, — он поистине Множитель своей империи.
     Но Луи уже не слушал болтовню этих господ и не противоречил им, — в этом не было 
смысла. Он стоял в нише окна и отсутствующим взглядом смотрел на открывавшиеся перед 
ним лестницы и дворы.
     Толчея и оживление у большого парадного подъезда вырвали его из оцепенения. Он 
прищурил близорукие глаза, стараясь разглядеть, что там происходит. Толпа образовала 
шпалеры, как это бывало обычно, когда ожидали приезда или отъезда знатного гостя.
     — Не посмотрите ли вы, господа, что там происходит? — сказал Луи.
     Оба министра подошли к окнам. Морепа, гордясь, что еще так хорошо видит, сообщил:
     — Да это доктор Франклин.
     А Вержен, поясняя, добавил:
     — Очевидно, он возвращается от мосье Неккера. Если я не ошибаюсь, сегодня должно 
было состояться подписание договора о займе.
     — Я мог бы и сам догадаться, — сердито проговорил Луи, злясь на себя за то, что 
нечистая совесть заставила его забыть о злосчастной дате.
     Он хотел бы не видеть и не слышать того, что происходит на парадной лестнице, но не 
мог побороть себя. Напротив, теперь, когда он знал, в чем дело, глаза его как бы приобрели 
зоркость, и он отчетливо видел все, что творилось внизу. Он видел, как доктор Франклин 
медленно спускался между двумя рядами почтительно приветствовавших его мужчин и 
склонившихся в низком реверансе дам. Франклина кто-то поддерживал под руку. Это был, 
наверно, тот молодой человек, его внук. Из полицейских доносов Луи было известно, что сей 
молодой Франклин уже наградил ребенком одну француженку. Эти бунтари сеют свое семя в 
его стране.
     Луи и оба министра стояли в оконной нише и смотрели вниз, на лестницу. Непристойно 
выказывать такое любопытство, это недостойно ни юного монарха, ни его почтенных 
министров. Но они не могли оторваться от этого зрелища.
     Луи щурился все сильней.
     — Можете ли вы разглядеть, месье, прилично ли он одет, ваш доктор Франклин, когда 
подписывает со мной столь важный договор?
     — Кажется, на нем его шуба и меховая шапка, — неуверенно ответил Вержен.
     — На нем то платье, в котором он всем нравится, — добавил Морепа.
     Луи проворчал:
     — За подаренные ему двадцать пять миллионов он мог бы хоть одеться прилично.
     Но в словах его прозвучала не столько злоба, сколько печальная покорность.
     Он продолжал смотреть, как спускался старый Франклин. Слегка согнув мощную спину, 
со ступеньки на ступеньку, старик медленно шагал вниз, и гигантская тень его падала на 
большую, заснеженную, освещенную солнцем лестницу Версаля.
     
     
     На этом кончается третья и последняя часть романа «Лисы в винограднике», у которого 
есть и другое название — «Оружие для Америки».
     
     
Послесловие автора (1952)
     
     Автор, который заимствует сегодня сюжет из истории, должен быть готов к тому, что 
многие читатели, даже благожелательные, поймут его только отчасти или даже совсем не 
поймут.
     Прежде бывало иначе. Классическая литература большинства народов обращалась в 
значительной мере к истории, однако авторам этих книг не приходилось бороться с 
предубеждениями. Не думаю, чтобы Расина когда-нибудь обвиняли в юдофобстве за то, что он 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 : 296 : 297 : 298 : 299 : 300 : 301 : 302 : 303 : 304 : 305 : 306 : 307 : 308 : 309 : 310 : 311 : 312 : 313 : 314 : 315 : 316 : 317 : 318 : 319 : 320 : 321 : 322 : 323 : 324 : 325 : 326 : 327 : 328 : 329 : 330 : 331 : 332 : 333 : 334 : 335 : 336 : 337 : 338 : 339 : 340 : 341 : 342 : 343 : 344 : 345 : 346 : 347 : 348 : 349 : 350 : 351 : 352 : 353 : 354 : 355 : 356 : 357 : 358 : 359 : 360 : 361 : 362 : 363 : 364 : 365 : 366 : 367 : 368 : 369 : 370 : 371 : 372 : 373 : 374 : 375 : 376 : 377 : 378 : 379 : 380 : 381 : 382 : 383 : 384 : 385 : 386 : 387 : 388 : 389 : 390 : 391 : 392 : 393 : 394 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.