Случайный афоризм
Пусть лучше меня освищут за хорошие стихи, чем наградят аплодисментами за плохие. Виктор Мари Гюго
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

исполнится семьдесят один год.
     Он не был стар. Он начинал новое, совершенно ненадежное дело, дело, которое 
требовало, чтобы человек ушел в него весь, целиком, и это его молодило. Он был 
государственным деятелем и ученым с мировым именем; но, в сущности, он мало чего добился 
с тех пор, как в семнадцать лет бросил ученье и приехал в Лондон — без средств, рассчитывая 
лишь на самого себя да на тот крошечный запас знаний, который он успел получить. Таким же 
неимущим, как тогда в Англию, прибыл он сегодня во Францию. Жена его умерла, его 
единственный сын перешел на сторону англичан и по праву считался в Соединенных Штатах 
изменником. Он, старик, отдал все свои свободные средства в распоряжение Конгресса, отдал 
заимообразно, но для человека его возраста это плохой способ помещения капитала. Лучшее, 
единственное, что у него есть, — это стоящая перед ним задача, задача трудная, сложная, почти 
неразрешимая. Насущная, благословенная задача — расположить Францию в пользу 
американцев.
     Несколько минут назад, когда он говорил с капитаном Уиксом о своем намерении сойти 
на сушу, лицо его под меховой шапкой казалось хитрым и стариковским, глаза глядели сквозь 
очки пристально, даже недоверчиво, широкий рот еще более вытянулся в тихой, лукавой 
улыбке. Теперь, оставшись один, он снял очки и шапку, он подставил лицо ветру, и этого 
оказалось достаточно, чтобы оно сделалось совершенно другим. Большие задумчивые глаза 
молодо блестели, ветер приподнимал редкие волосы с высокого, могучего, властного лба, 
покрасневшее лицо с глубокими морщинами поперек лба и вдоль носа, с тяжелым, сильным 
подбородком говорили об энергии, опытности, решительности, непримиримости.
     Он видел страну своего будущего, он физически ощущал величие стоявшей перед ним 
задачи, он шел ей навстречу, входил в нее, с готовностью, даже с жадностью.
     На палубу поднялись оба мальчика — семнадцатилетний Вильям Темпль Франклин и 
шестилетний Вениамин Бейч Франклин. Со смехом, держась друг за друга, преодолевая качку, 
они подошли к деду. На мальчиков приятно было смотреть. У младшего, крепыша Вениамина 
Бейча, сына дочери, нежное личико было покрыто светлым пушком. Ну, а старший, 
семнадцатилетний Вильям, разве он не великолепен? Как красиво и дерзко подставил он ветру 
свой большой прямой нос! А какой у него приятный, веселый, довольный, алый рот, хоть 
подбородок и тяжеловат! Этот тяжелый подбородок достался Вильяму от него, от деда. 
Вообще-то у Вильяма, к сожалению, довольно много отцовских черт, и, несмотря на всю 
миловидность и красоту мальчишки, нечего себя на этот счет обманывать.
     Мальчики очень волновались. Они услыхали от матросов, что прибыть в Нант удастся 
еще не так скоро, и теперь им не терпелось узнать, высадят ли их здесь. Когда доктор ответил, 
что высадят, и велел им тотчас же собирать вещи, мальчики очень обрадовались.
     — Ты позаботился о том, чтобы мне приготовили ванну? — спросил старик Вильяма. Тот 
смущенно ответил, что забыл. Он вообще многое забывал; зато у него было множество других, 
приятных качеств. Вот и теперь раскаяние его было таким бурным, что дед тотчас же забыл о 
своем неудовольствии.
     Купание на качающемся судне было делом нелегким. Доктор предпочел ограничиться 
небольшим багажом, но взял с собой ванну, конструкция которой, продуманная им самим, 
вполне отвечала его потребностям; продолжительное купание в горячей воде было ему 
необходимо. Ванна, сооруженная из очень твердого, благородной породы дерева, имела 
высокую, изогнутую в виде раковины спинку, и сидеть в ней было удобно. При желании ванна 
закрывалась крышкой, так что видны были только плечи, шея и голова купающегося. Вода не 
разбрызгивалась, а посетители, с которыми старик беседовал во время своего длительного 
купания, могли сидеть на крышке.
     Сегодня купальщик довольствовался обществом своих мыслей, внуки были заняты 
сборами. Сидя в ванне, блаженно ощущая усталым телом теплую воду и осторожно почесывая 
струпья на голове, он позволил мыслям свободно разгуливать.
     Нет, очень добросовестным человеком этого мальчишку Вильяма назвать нельзя. Едва 
ему придет на ум что-нибудь более приятное, он забывает любое поручение. Зато отец его, 
Вильям, изменник, не таков. Тот, при всей своей любви к удовольствиям, никогда не забывает о 
карьере. Он хорош собой, этот старший Вильям, в нем нет грузности и медлительности старого 
Вениамина. Он куда элегантнее, он располагает к себе людей. Вильяму-младшему не хотелось 
покидать отца и ехать с дедом во Францию. Но уж тут он, старик, вмешался. Тут уж 
раздумывать не приходилось. Мальчик должен ехать с ним в Париж. Мальчик должен расти в 
здоровой атмосфере, вдали от неудачника-отца, который соблазнился посулами и деньгами 
лондонского правительства и теперь — поделом ему — сидит в личфилдской тюрьме. Но за 
маленьким Вильямом нужно глядеть в оба. В мальчике нет злой и эгоистической расчетливости 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 : 296 : 297 : 298 : 299 : 300 : 301 : 302 : 303 : 304 : 305 : 306 : 307 : 308 : 309 : 310 : 311 : 312 : 313 : 314 : 315 : 316 : 317 : 318 : 319 : 320 : 321 : 322 : 323 : 324 : 325 : 326 : 327 : 328 : 329 : 330 : 331 : 332 : 333 : 334 : 335 : 336 : 337 : 338 : 339 : 340 : 341 : 342 : 343 : 344 : 345 : 346 : 347 : 348 : 349 : 350 : 351 : 352 : 353 : 354 : 355 : 356 : 357 : 358 : 359 : 360 : 361 : 362 : 363 : 364 : 365 : 366 : 367 : 368 : 369 : 370 : 371 : 372 : 373 : 374 : 375 : 376 : 377 : 378 : 379 : 380 : 381 : 382 : 383 : 384 : 385 : 386 : 387 : 388 : 389 : 390 : 391 : 392 : 393 : 394 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.