Случайный афоризм
Библиотеки - госрезерв горючих материалов на случай наступления ледникового периода. (Владимир Бирашевич (Falcon))
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

многозначительными паузами и жестикуляцией. Но сегодняшняя публика, разумеется, не 
поняла бы этого языка. Решив, что торжественный повод для спектакля позволяет некоторые 
вольности, Дезире предложила артистам рискнуть и смело произнести некоторые вычеркнутые 
фразы. Большинство актеров испугалось столь опасной дерзости, они решили отказаться. Но 
публика была необычайно возбуждена, все казалось возможным, и Дезире первая смело 
произнесла несколько вычеркнутых слов. Ее примеру последовала мадам Дюгазон и, наконец, 
даже трусливый Превиль. Дежурный полицейский комиссар встревожился. За все сто двадцать 
пять лет существования «Театр Франсе» ничего подобного еще не случалось. Но это было 
торжественное представление в честь мадам Руайаль, это был праздник, который король давал 
своим парижанам, и если прервать спектакль, то может выйти такой скандал, что 
неприятностей не оберешься. Чиновник не осмелился вмешаться. Актеры расхрабрились, они 
восстанавливали все больше вычеркнутых реплик, и публика их поняла. Начались овации. 
Актерам приходилось по три и даже по четыре раза повторять опасные места.
     Пьер сидел в ложе с Гюденом и со своим коллегой и другом Седеном. Он много раз в 
мечтах предвкушал успех своей пьесы, и вот он наслаждался им наяву. Но успех этот был 
совсем другим, чем он ожидал. Этот зритель — народ Парижа — далеко не так хорошо и полно, 
как господа и дамы в Женвилье, понимал художественную прелесть комедии, ее соль. Зато 
народ Парижа гораздо лучше понимал те истины, которые высказывались в его пьесе. Услыхав 
первые запрещенные реплики, Пьер испугался. Но еще более глубокий и радостный испуг 
охватил его, когда он почувствовал, с какой бурной радостью принимает публика именно эти 
реплики. В начале представления он отпускал небрежные легкие остроты, потом притих, ушел 
в себя и только смотрел и слушал, что происходит на сцене, он превратился в обыкновенного 
зрителя, но он был и чем-то гораздо большим. «Неужели это создал я? — спрашивал он себя. — 
Неужели я хотел этого?»
     Пьер был оглушен. Седей что-то говорил ему, но он ничего не слышал. Он смотрел и 
чувствовал, как ситуации, которые он придумал, как его люди, его фразы, — все, что вначале 
создано было им, а потом развивалось уже независимо от него, — как все это доходило до 
народа Парижа и потрясало до глубины души.
     Писать эту пьесу было счастьем. Счастьем было поставить ее на сцене и сказать 
собравшейся здесь знати всю правду в лицо. Но чувство, которое он испытывал теперь, было 
совсем другим, гораздо более глубоким. Этот час заключал в себе смысл всей его жизни. Час, 
когда «Безумный день» не только позабавил парижан, как ни одна комедия в мире, но и 
взволновал их до глубины души, заставил думать, перевернул все их нутро, этот час был 
лучшим из всех им пережитых, лучше любого часа любви, лучше любого часа коммерческого и 
политического успеха. Все, что дремало в этих людях, все, что они не могли выразить, 
высказать, — он облек в слова, чтобы сейчас они их услышали и запомнили навсегда.
     — Минерва, — неожиданно произнес Гюден, и, решив, что Бомарше не слышит, он слегка 
толкнул его и повторил: — Минерва!
     Пьер рассердился было на педанта, которому вздумалось испортить лучший час его жизни 
своими пошлыми замечаниями. Но он тотчас же улыбнулся и с благодарностью кивнул другу. 
Он вспомнил: Гюден как-то говорил ему о двух родах успеха, об успехе внешнем, который 
дарует людям Меркурий, лукавый бог, распределяющий золото и почести, и об успехе 
духовном, который дарует людям Минерва, великая, благородная богиня мудрости, рожденная 
из головы Зевса. Успехов Меркурия Пьер отведал довольно много. Теперь он впервые ощутил 
блаженство, познав успех Минервы. Он знал, что достиг высоты, на которой ему не удержаться. 
Он знал, что такой успех выпадает на долю лишь однажды. Но ему выпал этот успех, и Пьер 
упивался им.
     Разумеется, в этот вечер много непристойных реплик, даже большинство их, не было 
произнесено. Но Луи ошибся. Несмотря на эти пропуски, пьеса вовсе не показалась публике 
скучной. Напротив, по мере развития действия народ все больше заинтересовывался пьесой. 
Каждая ситуация, каждое слово, каждый жест попадали в цель. Бурное, мятежное веселье 
царило в зале.
     Среди зрителей находился и доктор Лассон. Он смотрел на Керубино, слушал его. 
Керубино и Дезире слились для него воедино. Овации, которыми встречали Дезире, вызывали в 
нем восторг. Прежде его часто мучила мысль, что, находясь на сцене, она принадлежит многим. 
Однажды он даже осторожно намекнул ей на это, но она только рассмеялась, и он понял, что 
больше говорить об этом не следует. Теперь он понял ее. Она была права. Ее истинной жизнью 
была жизнь на сцене — многоликая, многообразная, напряженная жизнь актера. Он и сам 
сейчас жил тем, что происходило на сцене.
     Доктор Лассон отнюдь не был революционером, и все-таки, против его воли, это 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 : 296 : 297 : 298 : 299 : 300 : 301 : 302 : 303 : 304 : 305 : 306 : 307 : 308 : 309 : 310 : 311 : 312 : 313 : 314 : 315 : 316 : 317 : 318 : 319 : 320 : 321 : 322 : 323 : 324 : 325 : 326 : 327 : 328 : 329 : 330 : 331 : 332 : 333 : 334 : 335 : 336 : 337 : 338 : 339 : 340 : 341 : 342 : 343 : 344 : 345 : 346 : 347 : 348 : 349 : 350 : 351 : 352 : 353 : 354 : 355 : 356 : 357 : 358 : 359 : 360 : 361 : 362 : 363 : 364 : 365 : 366 : 367 : 368 : 369 : 370 : 371 : 372 : 373 : 374 : 375 : 376 : 377 : 378 : 379 : 380 : 381 : 382 : 383 : 384 : 385 : 386 : 387 : 388 : 389 : 390 : 391 : 392 : 393 : 394 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.