Случайный афоризм
Поэт - властитель вдохновенья. Он должен им повелевать. Иоганн Вольфганг Гёте
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

Париж на благодарственный молебен в Нотр-Дам.
     Не желая, чтобы его Туанетта утомлялась, Луи назначил ее первый выезд на 8 февраля, на 
пятьдесят первый день после родов.
     Этому предшествовали грандиозные приготовления. Целую ночь, целый день и еще 
целую ночь весь Париж должен будет петь и танцевать. Король бесплатно угостит народ 
сосисками и пирогами. Из фонтанов будет струиться вино, а над Сеной зажжется грандиозный 
фейерверк.
     Все парижские театры объявили о праздничных спектаклях. Вход свободный. Платит 
король.
     «Театр Франсе» поместил анонс о премьере комедии Бомарше: «Безумный день, или 
Женитьба Фигаро». Вход свободный. Платит король.
     Сообщение это вызвало всеобщее изумление, смех, восторг. Вот так штука! Бомарше, 
освободитель Америки, герой войны, величайший в мире драматург, покажет парижанам свою 
знаменитую, запрещенную королем комедию, да еще в этот безумный день, да еще за счет 
короля. С гораздо большим нетерпением народ ждал премьеры «Фигаро» в «Театр Франсе», 
чем появления королевской четы на улицах Парижа.
     У администрации театра было полно хлопот. Приглашен народ Парижа, народ Парижа 
придет, народ Парижа многочислен. Пустить в театр окажется возможным лишь ничтожную 
часть этих тысячных толп. Но ведь придут и тысячи других зрителей: аристократы, 
придворные, родственники актеров, писатели, рецензенты. Было решено оставить двести мест 
для этих привилегированных, а остальные восемьсот отдать в распоряжение простого люда 
Парижа.
     Пришли не тысячи. Пришли десятки тысяч. В пять часов распахнулись ворота, началась 
страшная давка, толчея, драка. Вышколенным парижским полицейским с великим трудом 
удалось спасти женщин и детей, которых чуть не раздавили.
     Под крики, стоны и хохот публика занимала места. Наконец появились почетные гости. 
Старый обычай требовал, чтобы на бесплатных представлениях лучшие места доставались 
рыночным торговкам и угольщикам. Как и полагалось, эти почетные зрители вошли в зал, когда 
вся публика была уже в сборе. Стража прокладывала им дорогу, и зрители бурно 
приветствовали их, покуда они шествовали к своим местам: угольщики — в ложу короля, а 
торговки рыбой — в ложу королевы.
     Разве можно было когда-нибудь на премьере в «Театр Франсе» увидеть столь необычную 
публику? Здесь вперемежку сидели придворные дамы и перчаточницы, генеральные откупщики 
и уличные сапожники, герцогини и торговки, члены Академии и мальчишки из мясной, — 
одним словом, здесь собрался народ Парижа. Актеров била лихорадка. Большинство из них уже 
раскаивалось в своей смелости. Комедия Бомарше написана не для такого зрителя. Мы не в 
древних Афинах. Разве поймет эта публика дерзкие и остроумные реплики Фигаро?
     Но вот послышался стук, занавес раздвинулся. Зрители продолжали сморкаться, кашлять, 
болтать. Фигаро-Превиль начал — раз, второй третий, — пока наконец под шиканье и 
недовольные возгласы: «Доскажете дома, мадам», — наступила тишина. Раздался первый 
одобрительный хлопок, кто-то крикнул: «Что он говорит? Я не понял».
     — Повторите, повторите! — подхватило несколько голосов. Но зал был уже настроен 
благожелательно.
     Постепенно зрители начали понимать, кто эти господа и дамы на сцене, чего они хотят, 
что здесь происходит. Они поняли, что этот аристократ хочет переспать с женой того малого, а 
малый этот для них свой брат. Во всем этом не было ничего особенного или удивительного. 
Только аристократ уж чересчур надменен, а Фигаро свойский парень, такой симпатичный и 
умница. Вот смешно, вот забавно, ну и задал он аристократу. Сразу стало ясно, что благодаря 
верному чутью Пьер написал такую пьесу, которую примет любая публика. Именно такой 
разнородной публике она и понравилась. Да, Дезире дала своему Пьеру замечательный совет. 
Зрители, явившиеся на даровой спектакль, — народ Парижа, — сразу вошли во вкус комедии. 
Они поняли, что эти легкие, изящные слова вовсе не так безобидны, как кажется, нет, они 
насыщены ненавистью и презрением, которые испытывают сами зрители. Борьба за место в 
постели горничной Сюзанны вовсе не только развлекательная игра. Публика смеялась и 
веселилась от души. Но такого безудержного, такого опасного веселья в «Театр Франсе» 
никогда еще не было. И представление, которое король дал своему народу, было поистине 
странным празднованием рождения королевского отпрыска. Зрители смутно чувствовали это. 
Вельможи смеялись и веселились вместе с толпой, но они больше других ощущали какое-то 
смутное беспокойство.
     Когда-то, для постановки в Женвилье, Пьер остроумно заменил вымаранные куски текста 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 : 296 : 297 : 298 : 299 : 300 : 301 : 302 : 303 : 304 : 305 : 306 : 307 : 308 : 309 : 310 : 311 : 312 : 313 : 314 : 315 : 316 : 317 : 318 : 319 : 320 : 321 : 322 : 323 : 324 : 325 : 326 : 327 : 328 : 329 : 330 : 331 : 332 : 333 : 334 : 335 : 336 : 337 : 338 : 339 : 340 : 341 : 342 : 343 : 344 : 345 : 346 : 347 : 348 : 349 : 350 : 351 : 352 : 353 : 354 : 355 : 356 : 357 : 358 : 359 : 360 : 361 : 362 : 363 : 364 : 365 : 366 : 367 : 368 : 369 : 370 : 371 : 372 : 373 : 374 : 375 : 376 : 377 : 378 : 379 : 380 : 381 : 382 : 383 : 384 : 385 : 386 : 387 : 388 : 389 : 390 : 391 : 392 : 393 : 394 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.