Случайный афоризм
Читатели любят лучших авторов, писатели – только мертвых. Гарун Агацарский
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

была официальной возлюбленной принца Карла, она была самым умным человеком в 
Сиреневой лиге, и принц Карл не мог обойтись без нее. Он любил слыть острословом и 
нуждался в ее помощи. После смерти Водрейля эта честолюбивая женщина благодаря своему 
влиянию на принца Карла стала главной в Сиреневой лиге. Событие, происходившее в этой 
комнате, было ей только на руку. Власть Туанетты над толстяком возрастет, а с ней и ее 
собственная.
     Луи и минуты не мог усидеть спокойно. Потный, неряшливо одетый, он суетливо бегал 
взад-вперед. Бесцельно все снова и снова пробивался он сквозь толпу гостей. При этом он 
произносил с отсутствующим видом:
     — Извините, сын мой.
     Иногда же он обращался к совершенно незнакомым и спрашивал:
     — Как невыносимо долго это длится, но вы не находите, что она очень мужественна? — 
и, глуповато смеясь, добавлял: — Что зреет медленно, дает хороший плод.
     Он сбегал даже к себе в кузницу. Он заранее приготовил для шкатулки с драгоценностями 
дофина секретный замок и решил немедленно отдать его Туанетте. Но когда он шел обратно в 
ее спальню, ему стало страшно при виде множества лиц, которые с таким любопытством и так 
безжалостно смотрели на его милую жену. Он побежал в свою библиотеку, единственную, 
кроме кузницы, комнату, где не было никого, и посидел там в одиночестве с четверть часа. 
Беззвучно шевеля губами, он молился: «Господи, сделай так, чтобы все было хорошо, а если я 
согрешил в чем-нибудь, то не карай за это ее». Наконец, овладев собой, он вернулся в 
огромную спальню. Стража и лакеи с трудом проложили ему дорогу.
     В спальне все сидели по-прежнему, не спуская глаз с Туанетты. Тут было невероятно 
жарко и душно, а Туанетта лежала, высоко подняв колени, и явно мучилась. Она не кричала и 
только изредка шевелила губами. И вдруг, полный страха и сострадания, он услышал, что она 
говорит по-немецки.
     — О, боже мой, — твердила она, — о, боже мой!..
     Тысячи людей, наполнявшие холодные коридоры, лестницы, вестибюли и дворы, не 
выказывали нетерпения. Долгое ожидание превратилось в народный праздник. Разносчики 
торговали горячими блюдами, которые так и рвали у них из рук. Они знали все входы и выходы 
во дворце и за небольшие чаевые подробно разъясняли, как самым коротким путем проникнуть 
в спальню Туанетты, когда перережут канаты у входа. Некоторые украдкой предлагали злые 
памфлеты. Памфлеты стоили недешево, но покупатели находились. Читая их, ожидающие 
коротали время. Но все были настроены хорошо, никто не бранился, все смеялись.
     Забрезжил поздний декабрьский рассвет. Во дворах и коридорах стало светлее, но в 
спальне Туанетты, где окна были занавешены, продолжалась ночь. Горели свечи. Их уже два 
раза меняли, и воздух становился все более душным и спертым. Наступило утро, ожидавшим в 
спальне подали кофе, шоколад и пирожные. Прошло еще некоторое время. Им принесли суп. 
Наступил полдень. Двенадцать часов тридцать минут, двенадцать часов сорок минут…
     Лассон повернулся к ожидающим и произнес хрипло, но сдержанно: «La reine va 
accoucher».
     Его слова подхватили в приемной, потом в коридорах, во дворе. Раздались дикие крики, 
началась давка, и все побежали. Ни лакеи, ни стража ничего уже поделать не могли. Бежавшие, 
опережая друг друга, прорвались мимо тех, кто стоял в приемной, и в мгновение ока, как и 
предсказывал Луи, толпа заполнила спальню. Сидевшие на почетных местах поднялись. Не 
отрываясь, смотрели они на женщину, которая корчилась в страшных муках. Какой у нее был 
надменный вид даже сейчас, у этой женщины с гордой линией носа и габсбургской нижней 
губой. Находившиеся далеко позади влезли на стулья. Один из стульев упал вместе со 
стоявшим на нем человеком. Два трубочиста, знавшие здесь все ходы и выходы, взобрались по 
каминной трубе наверх. «Ух-ух, — кричали они, ликуя, — у нас самые лучшие места, мы все 
видим».
     Долгожданная минута наступила. Из чрева Туанетты показалось дитя. Лассон помогал 
ему своими длинными ловкими пальцами, он первый увидел, что это девочка. Тридцать восемь 
тысяч ливров ускользнули из его рук.
     Мадам Пуатрин, кормилица, взяла ребенка и унесла его в соседнюю комнату, чтобы 
искупать и передать принцессе Роган, гофмейстерине Дитяти Франции. Луи, в полном 
смятении, с выражением гордости и счастья на жирном лице, беспомощный и растерянный, 
отправился вслед за кормилицей, остальные толпой последовали за ним. Никто не заботился о 
Туанетте, кроме Лассона.
     Вдруг своим резким, повелительным голосом врач крикнул:
     — Королева лишилась чувств! Воздуха! Откройте окна! Королева в опасности!

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 : 296 : 297 : 298 : 299 : 300 : 301 : 302 : 303 : 304 : 305 : 306 : 307 : 308 : 309 : 310 : 311 : 312 : 313 : 314 : 315 : 316 : 317 : 318 : 319 : 320 : 321 : 322 : 323 : 324 : 325 : 326 : 327 : 328 : 329 : 330 : 331 : 332 : 333 : 334 : 335 : 336 : 337 : 338 : 339 : 340 : 341 : 342 : 343 : 344 : 345 : 346 : 347 : 348 : 349 : 350 : 351 : 352 : 353 : 354 : 355 : 356 : 357 : 358 : 359 : 360 : 361 : 362 : 363 : 364 : 365 : 366 : 367 : 368 : 369 : 370 : 371 : 372 : 373 : 374 : 375 : 376 : 377 : 378 : 379 : 380 : 381 : 382 : 383 : 384 : 385 : 386 : 387 : 388 : 389 : 390 : 391 : 392 : 393 : 394 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.