Случайный афоризм
Стихи никогда не доказывали ничего другого, кроме большего или меньшего таланта их сочинителя. Федор Иванович Тютчев
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

неблагоприятное отношение к войне. Снимите запрет, сир, сделайте над собой усилие. Война 
требует жертв от всех нас.
     Луи поднялся и начал ходить по комнате своей шаркающей походкой. Циничный 
старикашка. Сказал ему прямо, что раз он, Луи, допустил войну, значит, он должен разрешить и 
«Фигаро». И, к сожалению, он прав, старик. Первый шаг сделан, и теперь ему, Луи, придется 
шагать по этому наклонному пути все быстрее. Теперь ему остается бросать миллионы в пасть 
доктору Франклину, открыть дорогу бунтарю Карону. И Луи ворчливо сказал:
     — Но я требую, чтобы надежный цензор выкинул все непристойные места.
     — Само собой разумеется, сир, — бодро ответил Морепа. — Неужели вы полагаете, что 
мосье Ленуар разрешит произносить двусмысленности с вашей сцены?
     Луи помолчал и вдруг, повеселев, лукаво сказал:
     — Вы увидите, граф, что, если вычеркнуть все неприличные места, комедия станет такой 
скучной, что провалится.
     Бледная улыбка искривила сухие губы старика.
     — Может быть, «Фигаро» и провалится, сир, — сказал он, — но сто раз подряд.
     Луи смотрел на своего министра, покачивая головой.
     — Просто удивительно, — произнес он, — как этот малый всех вас околдовал… — И 
добавил скороговоркой: — Но если я и разрешу Комедию, то тоже лишь после родов королевы.
     — Прекрасная идея, сир, — с почтительным восхищением признал Морена. — Вы не 
можете найти лучшего способа оказать милость своей столице по случаю рождения дофина, 
чем дав разрешение на эту прелестную пьесу, и проявить большего благородства по отношению 
к американцам, чем предоставив им этот заем.
     Он встал, низко склонился и проговорил:
     — Благодарю вас, сир, от имени города Парижа и Соединенных Штатов. — А теперь 
пойдемте, мой дорогой юный монарх, — настойчиво попросил он. — Пойдемте к моей графине. 
Вы протянете ей руку, вы объявите ей собственными королевскими устами милостивое свое 
решение, и тогда везде воцарятся мир и согласие.
     
     
     Со всей свойственной ему необычайной энергией и деловитостью принялся Пьер за 
постановку своей пьесы.
     Прежде всего надо было спасти в ее тексте все, что только можно было спасти.
     Президенту полиции дело это было очень не по душе. Луи дал указание выкинуть все 
неприличные места, и осторожный мосье Ленуар назначил цензором человека, относительно 
которого мог быть вполне уверен, что тот тщательно проверит каждую фразу с точки зрения 
лояльности и морали. Цензором оказался аббат Сюар, самый яростный литературный враг 
Пьера. Пьер тотчас бросился к Морепа, и аббата освободили от обязанностей цензора.
     После долгих колебаний мосье Ленуар возложил эту деликатную миссию на мосье 
Кокели, чрезвычайно педантичного господина, которому важно было прежде всего вычеркнуть 
как можно больше слов. Он тщательно вел счет вычеркнутым словам, смысл их интересовал 
мосье Кокели гораздо меньше. Пьер и Гюден торговались с ним из-за каждого слова, и Пьер 
предлагал вместо коротких фраз, которые хотел сохранить, другие, более длинные. Зато Гюден 
был гораздо упрямее Пьера.
     — Если вы хотите, — кипятился он, — вычеркнуть эту фразу, значит, вы требуете, чтобы 
мосье Бомарше собственными руками похоронил свою комедию.
     — Если мосье де Бомарше допустит это сокращение, — напустился он в другой раз на 
цензора, — значит, он уподобился Медее, которая убила собственных детей.
     В конце концов вычеркнули две тысячи двадцать два слова. Это было очень много, и 
мосье Кокели гордился своей работой, но среди этих бесконечных слов Пьер сожалел только об 
очень немногих, и, таким образом, все остались довольны.
     Мосье Ленуар прочел рукопись в последней редакции, одобренной цензором. Разумеется, 
в ней было произведено невероятное количество сокращений — две тысячи двадцать два 
слова, — но комедия как была, так и осталась сомнительной. Крамолой веяло от каждой 
страницы. Мосье Ленуар читал, читал и не решался ни разрешить пьесу, ни запретить ее. Он 
велел составить точный список всех вычеркнутых слов, взял рукопись и список и, собравшись с 
духом, пошел к Луи, покорнейше просить христианнейшего короля, чтобы он сам принял 
последнее решение.
     Луи, наморщив лоб, смотрел то на рукопись, то на список. Он чувствовал усталость. 
Рукопись была так красиво переплетена, а список так изящно написан. Но он не хотел грязнить 
ни рук, ни глаз прикосновением к этой отвратительной рукописи и чтением ее. Он не желал 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 : 296 : 297 : 298 : 299 : 300 : 301 : 302 : 303 : 304 : 305 : 306 : 307 : 308 : 309 : 310 : 311 : 312 : 313 : 314 : 315 : 316 : 317 : 318 : 319 : 320 : 321 : 322 : 323 : 324 : 325 : 326 : 327 : 328 : 329 : 330 : 331 : 332 : 333 : 334 : 335 : 336 : 337 : 338 : 339 : 340 : 341 : 342 : 343 : 344 : 345 : 346 : 347 : 348 : 349 : 350 : 351 : 352 : 353 : 354 : 355 : 356 : 357 : 358 : 359 : 360 : 361 : 362 : 363 : 364 : 365 : 366 : 367 : 368 : 369 : 370 : 371 : 372 : 373 : 374 : 375 : 376 : 377 : 378 : 379 : 380 : 381 : 382 : 383 : 384 : 385 : 386 : 387 : 388 : 389 : 390 : 391 : 392 : 393 : 394 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.