Случайный афоризм
Стихи никогда не доказывали ничего другого, кроме большего или меньшего таланта их сочинителя. Федор Иванович Тютчев
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     — Если вас это так волнует, моя бесценная, — сказал Морепа, — тогда, может быть, 
лучше вам взять ее с собой.
     — С вами не сговоришься, Жан-Фредерик, — рассердилась графиня. — Вы сами не 
знаете, чего хотите. То возьмите, то оставьте, вы никогда не дадите ясного и определенного 
совета.
     Припомнив сейчас этот разговор, старик несколько ободрился. Мысль о том, что он 
зависит от своей графини и в то же время командует ею, согревала его остывшее сердце. Он 
погладил кошку, которая тотчас же недовольно удалилась, и задремал.
     Его разбудил легкий шум. Кто-то запер дверь. Должно быть, один из слуг заглянул в 
комнату, собираясь убрать со стола, и вышел, не желая его тревожить. Он посмотрел на 
каминные часы — произведение искусства Фальконе. По-видимому, он дремал четверть часа. 
Еще четверть часа утекло — пятнадцать минут, девятьсот секунд. Проходят минуты, часы. И 
человек умирает на своем посту.
     Он позвонил и приказал позвать Салле. Стараясь описать настроение, владевшее им в это 
утро, он продиктовал секретарю остроумно-циничные размышления о ничтожности жизни.
     — Прочтите, Салле, — приказал он.
     Салле прочел звонким голосом.
     — Хорошо, — обрадовался Морепа. — Вы не находите, Салле, что хорошо? — И за 
изысканностью своего стиля Морена позабыл о ничтожности мира. — Почти столь же хорошо, 
как у Екклезиаста, вы не находите, милейший Салле? — повторил он, желая услышать 
подтверждение своим словам, и потребовал: — Прочтите мне несколько стихов из Екклезиаста 
для сравнения.
     Салле взял Библию и прочел:
     — «И помни Создателя твоего в дни юности твоей, доколе не пришли тяжелые дни и не 
наступили годы, о которых ты будешь говорить: „Нет мне удовольствия в них!“ Доколе не 
померкли солнце, и свет, и луна, и звезды и не нашли новые тучи вслед за дождем.
     В тот день, когда задрожат стерегущие дом и согнутся мужи силы; и перестанут молоть 
мелющие, потому что их немного осталось; и помрачатся смотрящие в окно;
     И запираться будут двери на улицу; когда замолкнет звук жернова, и будет вставать 
человек по крику петуха, и замолкнут дщери пения;
     И зацветет миндаль, и отяжелеет кузнечик, и рассыплется каперс. Ибо отходит человек в 
вечный дом свой, и готовы окружить его по улице плакальщицы;
     Доколе не порвалась серебряная цепочка, и не разорвалась золотая повязка, и не разбился 
кувшин у источника, и не обрушилось колесо над колодезем.
     И возвратится прах в землю, чем он и был…»
     — Довольно, Салле, — с досадой оборвал его министр. — Нет, он писал лучше, чем я, 
этот старый еврей. Правда, он выражается слишком туманно, но здесь он, очевидно, говорит о 
старческих недугах, и говорит образно и ярко, хотя перевод, несомненно, слаб. Да, две тысячи 
лет назад со старостью дело обстояло точно так же, как и сейчас. Нет ничего нового под луной.
     И, отослав Салле, он снова задремал, исполненный грустных мыслей.
     
     
     Луи сидел в библиотеке и рассматривал гравюру на меди. Испания наконец объявила 
войну, и гравюра представляла собой издевательскую и злобную карикатуру на 
политико-экономическую ситуацию, создавшуюся благодаря новому удару, нанесенному 
Англии. Изображена была дойная корова, символизирующая, очевидно, торговлю 
Великобритании. Американец отпиливал у коровы рога, один рог уже валялся на земле. 
Толстый голландец, воспользовавшись этим, доил корову. Француз тащил полный горшок 
молока, а испанец с пустым горшком ждал, пока до него дойдет очередь. На переднем плане в 
глубоком сне лежал британский лев. Маленькая, нахальная собачонка разгуливала по его спине, 
а рядом стоял и плакал облаченный в траур англичанин.
     Однако отрадно, что Испания приняла наконец участие в войне. Утешительно, что его 
двоюродный брат Карл Мадридский, выдающийся монарх, так энергично поддерживающий в 
своем государстве установленный богом порядок, вынужден был тоже заключить союз с 
мятежниками. Теперь не только он, Луи, будет посылать мятежникам деньги, солдат и корабли.
     Разумеется, его министры используют этот благоприятный поворот дел как повод, чтобы 
выжать из него, Луи, еще больше денег для мятежников. Они настаивают, чтобы теперь, когда 
известную долю платежей можно переложить на Испанию, он согласился предоставить 
американцам огромный заем. Но при всех обстоятельствах большая часть займа ляжет на его 
плечи. Вот и выходит, что бы ни случилось, — хорошее или плохое, — он всегда должен 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 : 296 : 297 : 298 : 299 : 300 : 301 : 302 : 303 : 304 : 305 : 306 : 307 : 308 : 309 : 310 : 311 : 312 : 313 : 314 : 315 : 316 : 317 : 318 : 319 : 320 : 321 : 322 : 323 : 324 : 325 : 326 : 327 : 328 : 329 : 330 : 331 : 332 : 333 : 334 : 335 : 336 : 337 : 338 : 339 : 340 : 341 : 342 : 343 : 344 : 345 : 346 : 347 : 348 : 349 : 350 : 351 : 352 : 353 : 354 : 355 : 356 : 357 : 358 : 359 : 360 : 361 : 362 : 363 : 364 : 365 : 366 : 367 : 368 : 369 : 370 : 371 : 372 : 373 : 374 : 375 : 376 : 377 : 378 : 379 : 380 : 381 : 382 : 383 : 384 : 385 : 386 : 387 : 388 : 389 : 390 : 391 : 392 : 393 : 394 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.