Случайный афоризм
Поэт - человек, у которого никто ничего не может отнять и потому никто ничего не может дать. Анна Ахматова
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

оружием, мундирами и другим товаром; в верфях Гавра, Шербура, Бреста, Нанта, Бордо и 
Марселя строились суда, которые должны были доставить эти товары в Америку, и фирма 
нанимала капитанов и матросов, которым предстояло эти суда повести.
     У фирмы «Горталес» имелись агенты во всех крупных портовых городах Франции. Так, в 
портах севера эту роль исполняли господа Эмери, Вайян и д'Остали, в портах юга — господа 
Шасефьер и Пейру, не говоря уже о других, менее видных. Одни были добросовестны и 
исполнительны, другие плутоваты и ненадежны. Пора было посмотреть, как там идут дела.
     Деятельность фирмы «Горталес» в портовых городах Франции находилась, однако, под 
пристальным наблюдением английской разведки, и статс-секретарь Жерар то и дело напоминал 
Пьеру о строжайшей секретности его предприятия. Северные порты кишмя кишели шпионами. 
Пьер послал на север Поля Тевено, а сам, со своим другом Филиппом Гюденом, инкогнито, под 
именем мосье Дюрана, отправился «с познавательными целями и для увеселения» на юг.
     Пьер любил путешествовать. Глаза и душа его были открыты чужим краям, он радовался 
новым городам, новым людям. Спокойный, склонный к созерцательности, жадный до 
удовольствий, Гюден был идеальным спутником. Бесконечно преданный своему другу, он не 
обижался на Пьера за то, что тот совершенно не посвящал его в свои сложные и нередко 
темные дела. Верный Филипп всегда был к услугам Пьера и держался в стороне, если 
чувствовал, что может ему помешать. Гюден был также превосходным сотрапезником, он ел и 
пил с заразительным удовольствием. Кроме того, Филипп обладал чувством юмора и готов был 
участвовать в любой шутке. Наконец, у него были огромные, безотказные знания, которыми 
Пьер всегда мог располагать.
     Так колесили они оба по южным провинциям Франции. Богатая, в осенней зрелости, 
расстилалась перед ними земля. Они останавливались в хороших трактирах, наслаждались 
природой, вином, женщинами.
     И еще они наслаждались ароматом истории. Филипп Гюден был страстным 
исследователем древностей. Среди старинных стен он чувствовал себя как дома, для него 
развалины принимали свой первоначальный вид, и в них оживали прежние обитатели.
     Пьер не был глух к подобным воспоминаниям, он расцвечивал рассказы Филиппа своим 
остроумием и своей фантазией. А тот снова и снова твердил:
     — Какая жалость, Пьер, что ты не учился. Какой бы ученый из тебя вышел! Какого гения 
лишилась в твоем лице французская классическая трагедия.
     — Ах, оставь меня в покое, — отвечал легкомысленно Пьер, — хватит с меня того, что 
есть.
     Сам он полагал, что у него есть задатки для того, чтобы стать трагическим поэтом не 
меньшего пошиба, чем Корнель или Расин, что при других условиях он бы, пожалуй, и стал им, 
но что ему суждено достигнуть в лучшем случае мольеровской славы. Тем не менее он был, в 
общем, благодарен судьбе, уготовившей ему поприще великого дельца. Ему казалось, что 
сейчас не только привилегии происхождения, но и привилегии ума начинают меркнуть по 
сравнению с привилегией денег. Но он, Пьер, обеспечен всеми тремя великими привилегиями. 
Ум он получил от рождения, денег и дворянства добился.
     Иногда дела заставляли Пьера на несколько часов или на несколько дней расставаться с 
Гюденом. Оставшись один, Филипп занимался своими науками, писал, читал и размышлял о 
том, что сам он, подобно тени, витающей над могилами и развалинами, вызывает мертвых, 
умудряя будущие поколения, тогда как его великий друг, заботясь о благе современников, 
объезжает верфи и судовладельцев, приводит в движение тысячи прилежных рук, направляет 
тысячи умов как организатор и созидатель. И он сравнивал Пьера с викингом, с 
королем-мореходом, уходящим в поход, чтобы завоевать для своего племени новые 
государства.
     Когда они бывали на людях и Пьер покорял своим умом и живостью каких-нибудь 
незнакомых сотрапезников, случалось, что Филипп Гюден не сдерживал своего восторга и 
давал понять окружающим, что мосье Дюран не кто иной, как знаменитый мосье де Бомарше. 
Если после этого к Пьеру приставали с расспросами, он упорно отрицал свое тождество с 
Бомарше, но так, что всем становилось ясно, кто перед ними.
     В прекрасном городе Бордо это привело к происшествию, которое сначала доставило 
Пьеру немалое удовольствие, а потом — огорчения. В Бордо, на верфи господ Тестара и Гаше, 
по заказу Пьера перестраивалось одно вместительное старое судно. Пьер часто заходил в 
контору фирмы «Тестар и Гаше», но никто, кроме мосье Гаше, не знал его настоящей фамилии. 
Как раз в это время в Бордо был построен большой новый театр, и к его открытию актеры 
готовили пьесу «Севильский цирюльник». Пьер ежедневно по нескольку раз ходил мимо этого 
театра; очень велик был соблазн пройти на сцену и сказать: «Это я, я Бомарше». Но Пьер сумел 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 : 296 : 297 : 298 : 299 : 300 : 301 : 302 : 303 : 304 : 305 : 306 : 307 : 308 : 309 : 310 : 311 : 312 : 313 : 314 : 315 : 316 : 317 : 318 : 319 : 320 : 321 : 322 : 323 : 324 : 325 : 326 : 327 : 328 : 329 : 330 : 331 : 332 : 333 : 334 : 335 : 336 : 337 : 338 : 339 : 340 : 341 : 342 : 343 : 344 : 345 : 346 : 347 : 348 : 349 : 350 : 351 : 352 : 353 : 354 : 355 : 356 : 357 : 358 : 359 : 360 : 361 : 362 : 363 : 364 : 365 : 366 : 367 : 368 : 369 : 370 : 371 : 372 : 373 : 374 : 375 : 376 : 377 : 378 : 379 : 380 : 381 : 382 : 383 : 384 : 385 : 386 : 387 : 388 : 389 : 390 : 391 : 392 : 393 : 394 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.