Случайный афоризм
Ни один жанр литературы не содержит столько вымысла, сколько биографический. Уильям Эллери Чэннинг
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

сотворил их такими? Разве не поступил он мягко и снисходительно, не наделив своего графа 
никакими иными недостатками, кроме излишней галантности? Разве не в этом недостатке, 
охотно и даже чувствуя себя польщенными, сознаются французские аристократы?
     «Я люблю графа Альмавиву, потому что люблю моего умного, ловкого Фигаро. И чем 
более блестящей будет особа графа, чем внушительней его власть, тем славней победа Фигаро и 
его природного ума. Тема моя — тема многих басен о животных: победоносная борьба 
хитрости и ума против грубой силы. Я пишу, — заканчивал этот бородатый человек, внешность 
которого еще носила следы тяжелого пребывания в тюрьме, — я пишу эти страницы не для 
моих теперешних читателей. Но через восемьдесят лет будущие писатели сравнят свою судьбу 
с нашей, и из моего труда потомки узрят, как много стоило усилий развлечь их предков».
     Ему стало легче, когда он излил свое сердце, но он продолжал сердиться.
     Потом прибыли деньги в возмещение его убытков. Они поступали золотом и в векселях, 
они хлынули таким потоком, какого он никогда еще не видел: два миллиона сто пятьдесят 
тысяч ливров. И Пьер уже был не в силах носить маску мученика. Зеркало, в котором прежде 
отражались тысячи физиономий Пьера — Пьера легкомысленного, Пьера комедианта, Пьера 
восторженного, Пьера творящего, Пьера отчаявшегося и гневного, — увидело теперь Пьера 
дурака. Да, веселье, охватившее Пьера, когда его глубочайшее несчастье обернулось для него 
величайшим счастьем, было, пожалуй, еще больше, чем его торжество. Словно по мановению 
волшебной палочки, этот трагически униженный человек превратился снова в шута, каким он 
родился, в шута, которому суждено было вновь и вновь бесконечными проделками побеждать 
сатану и смерть. Бородатый, стареющий Пьер плясал вокруг стола, на котором лежала груда 
денег, высовывал язык и кричал своему двойнику в зеркале: «Эх, черт побери, вот и я!»
     Он побрился и пригласил родных и друзей на праздничный ужин. Пришли все — сестра 
Тонтон и ее муж, советник юстиции, престарелый герцог Ришелье и принц Нассауский. А 
Дезире привела своего доктора Лассона, который был горд тем, что ему разрешили прийти, и 
оскорблен тем, что он вынужден был прийти, а богатый стол был уставлен самыми 
изысканными яствами, и горели сотни свечей, и все пили, ели и веселились; Пьер находил для 
каждого сердечное, доброе и острое слово, и никогда еще сотрапезники не видели его таким 
веселым, как в этот вечер.
     На другой день Мегрон хотел оплатить мосье Брюнеле долг по его закладной. Но Пьер 
воспротивился этому, он пожелал все сделать сам. С векселем на имя мосье Брюнеле в кармане 
Пьер отправился в Этьоль. Шарло не принял его. Тогда Пьер вручил вексель в уплату 
закладной секретарю мосье Ленормана и сказал:
     — Будьте так любезны, передайте это вашему господину. Я буду знать, что деньги попали 
по назначению. А вот тут еще тысяча ливров за обеды, которыми меня потчевал мосье 
Ленорман, плюс чаевые.
     
4. Ca Ira!
     
     Большой американский фрегат «Альянс», подняв паруса, быстро шел по волнам. Рыжий, 
тощий и длинноносый молодой человек стоял на борту. Было прохладно, молодой человек 
недавно перенес тяжелую болезнь и жестокие испытания судьбы. Но теперь он едет домой, уже 
видна его родина. Не отрываясь, смотрел он на медленно подымавшуюся зубчатую скалу, за 
которой открывалась брестская гавань. Вот перед ним форты.
     Переезд был очень нелегким. Уже в самом начале, в Бостоне, встретилось много 
затруднений; стоило огромных усилий найти матросов. Молодой человек, — его звали 
Жозеф-Поль-Жильбер маркиз де Лафайет, — решил набрать судовую команду из бывших 
заключенных и дезертиров английской армии. Когда они отплыли, разразилась страшная буря, 
нависла черная, бесконечная ночь. Они решили, что все погибло, и маркиз, еще слабый после 
только что перенесенной болезни, проклинал судьбу, которая бросила его из прекрасного 
пышного дворца Ноайль в Париже в это бурное, разгневанное море и предназначила на корм 
рыбам. Наконец, в последнюю неделю плавания, сам того не подозревая, он чуть было не погиб 
в результате заговора негодяев, из которых состояла большая часть судовой команды. Пытаясь 
переманить корабли мятежников в Англию, английское правительство обещало все суда, 
которые ему приведут взбунтовавшиеся матросы, сделать собственностью команды. Матросы 
на «Альянсе» полагали, что если они доставят знаменитого Лафайета, они, разумеется, будут 
желанными гостями в любой английской гавани, и уже выработали план, как обезоружить 
офицеров. В последнюю минуту счастливый случай и решительность спасли Лафайета и 
корабль. Теперь перед ним Франция, а бунтовщики, закованные, лежат в трюме.
     Молодой маркиз глядел на все приближавшийся берег Франции и думал о том, как его там 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 : 296 : 297 : 298 : 299 : 300 : 301 : 302 : 303 : 304 : 305 : 306 : 307 : 308 : 309 : 310 : 311 : 312 : 313 : 314 : 315 : 316 : 317 : 318 : 319 : 320 : 321 : 322 : 323 : 324 : 325 : 326 : 327 : 328 : 329 : 330 : 331 : 332 : 333 : 334 : 335 : 336 : 337 : 338 : 339 : 340 : 341 : 342 : 343 : 344 : 345 : 346 : 347 : 348 : 349 : 350 : 351 : 352 : 353 : 354 : 355 : 356 : 357 : 358 : 359 : 360 : 361 : 362 : 363 : 364 : 365 : 366 : 367 : 368 : 369 : 370 : 371 : 372 : 373 : 374 : 375 : 376 : 377 : 378 : 379 : 380 : 381 : 382 : 383 : 384 : 385 : 386 : 387 : 388 : 389 : 390 : 391 : 392 : 393 : 394 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.