Случайный афоризм
Поэт - властитель вдохновенья. Он должен им повелевать. Иоганн Вольфганг Гёте
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

письмо. Если кто-либо, писала она, мог бы поколебать ее решение сохранить верность своему 
любимому покойному мужу, то только Вениамин Франклин. Но решение ее непоколебимо и 
устоит даже против подобного искушения. И, всплакнув, она сложила письмо, запечатала и 
отправила.
     Тем временем Франклин тоже размышлял о том, что хорошего и что плохого может 
принести ему брак с Мари-Фелисите. Он вспоминал ее — пышнотелую, приветливую, куда 
более привлекательную, чем те полуодетые, но строгие женские фигуры гравюр, которые 
почтительно приближались к нему, чтобы увенчать его цветами. Потом он думал о том, как 
своенравна Мари-Фелисите, как шумлива и что у него будет теперь еще меньше времени для 
чтения и философских размышлений. А потом он вспомнил, как она стояла перед ним и, 
покраснев, словно девочка, назвала его по имени. «Бенжамен», мысленно произнес он 
по-французски свое имя, как уже не раз читал его, «Бенжамен», и ее осанка, голос, даже в 
воспоминании, показались ему необычайно привлекательными. Но тут он подумал, что 
темпераментная Мари-Фелисите будет вмешиваться в его дела более энергично, чем Дебси. В 
пользу женитьбы было ровно столько же доводов, сколько и против нее, и каково бы ни было 
решение мадам Гельвеций, он примет его философски и найдет в нем хорошие стороны.
     Так он и сделал, когда пришло письмо. Он был доволен, что затеял этот брак, и доволен, 
что избежал его.
     Письмо Мари-Фелисите ему очень понравилось. Он заметил в нем много грамматических 
и орфографических ошибок и нашел, что это лишний раз доказывает, как похожи друг на друга 
мадам Гельвеций и его Дебора. Ему польстило, что отказ явно стоил ей тяжелой внутренней 
борьбы. Все складывалось опять-таки наилучшим образом, и он радовался при мысли об их 
встрече. Видеть ее два-три раза в неделю куда приятней, чем терпеть возле себя все семь дней. 
В остальное время ему придется довольствоваться обществом почтительных аллегорических 
дам на гравюрах.
     Он написал ответ:
     «Ваше решение, моя дорогая, навсегда остаться в одиночестве из уважения к памяти 
вашего дорогого супруга глубоко потрясло меня и не давало мне уснуть почти всю ночь. Когда 
же я наконец уснул, я увидел сон. Мне снилось, что я умер и попал в рай. Меня спросили, не 
желаю ли я повидаться с какой-нибудь известной личностью, и я захотел встретиться с 
философами. „Двое из них живут здесь поблизости, они добрые соседи и друзья“, — сказали 
мне. „Кто же они?“ — „Сократ и Гельвеций“. — „Я почитаю обоих. Но сперва мне хотелось бы 
увидеть Гельвеция. По-французски, я еще кое-как говорю, по-гречески же совсем не умею“.
     Гельвеций принял меня очень любезно. Он расспрашивал меня о всякой всячине: как мы 
воюем, как обстоит сейчас во Франции дело с религией, со свободой, с правительством. «А о 
вашей дорогой подруге, о мадам Гельвеций, — сказал я, — вы не спрашиваете? А она вас 
страстно любит. Я только что от нее». — «Ах, — ответил он, — вы напоминаете мне о былом 
счастье. Долгие годы я не мог помышлять ни о ком ином, но в конце концов утешился и нашел 
себе другую жену. Из всех мною встреченных она больше всех напомнила мне Мари-Фелисите. 
Конечно, она не так хороша собой, по тоже умна, обладает юмором, и ее единственное желание 
— угодить мне. Сейчас как раз она ушла, чтобы достать на ужин нектар и амброзию. 
Оставайтесь поужинать, и вы увидите ее». — «Ваша бывшая супруга, — сказал я, — хранит 
верность нерушимей, чем вы. Она получила много соблазнительных предложений, но 
отклонила их все до единого. Я и сам, признаюсь вам откровенно, был влюблен в нее до 
безумия». — «Мне искренне жаль вас, — ответил он, — она хорошая женщина и достойна 
всяческой любви».
     Пока мы беседовали таким образом, пришла новая мадам Гельвеций, которая принесла 
нектар, и, представьте себе мое изумление, я узнал в ней мою старую, американскую спутницу 
жизни, миссис Франклин! Я немедленно заявил свои претензии, но она холодно сказала: «Я 
была вам доброй подругой сорок девять лет и четыре месяца, без малого полвека. Хватит с вас. 
Здесь я заключила новый союз на вечные времена».
     Отказ моей Эвридики  ужасно меня разозлил. Я немедленно покинул неблагодарные 
тени и возвратился в наш добрый мир, — чтобы вновь видеть солнце и вас. Я здесь, мадам, и 
давайте отомстим им».
     Франклин, ухмыляясь, перечитал письмо и рассмеялся: «Vive la bagatelle». И понял 
окончательно: хорошо, что он сделал предложение, и очень хорошо, что она отвергла его.
     Вечером он был в гостях у мадам Брийон. Он был в ударе, и мысль о том, что в качестве 
супруга мадам Гельвеций он вряд ли смог бы так часто навещать свою очаровательную 
учительницу французского языка, еще больше подняла его настроение.
     Мадам Брийон заказала ванну на десять часов. Но в это время беседа их была в самом 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 : 296 : 297 : 298 : 299 : 300 : 301 : 302 : 303 : 304 : 305 : 306 : 307 : 308 : 309 : 310 : 311 : 312 : 313 : 314 : 315 : 316 : 317 : 318 : 319 : 320 : 321 : 322 : 323 : 324 : 325 : 326 : 327 : 328 : 329 : 330 : 331 : 332 : 333 : 334 : 335 : 336 : 337 : 338 : 339 : 340 : 341 : 342 : 343 : 344 : 345 : 346 : 347 : 348 : 349 : 350 : 351 : 352 : 353 : 354 : 355 : 356 : 357 : 358 : 359 : 360 : 361 : 362 : 363 : 364 : 365 : 366 : 367 : 368 : 369 : 370 : 371 : 372 : 373 : 374 : 375 : 376 : 377 : 378 : 379 : 380 : 381 : 382 : 383 : 384 : 385 : 386 : 387 : 388 : 389 : 390 : 391 : 392 : 393 : 394 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.