Случайный афоризм
Библиотеки - госрезерв горючих материалов на случай наступления ледникового периода. (Владимир Бирашевич (Falcon))
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

все-таки пожениться?
     Она взглянула на него, не скрывая удивления.
     — Вы что, серьезно? — спросила она.
     Франклин, с трудом подыскивая французские слова, ответил:
     — Если вы не хотите — не серьезно, а если хотите — серьезно.
     На ее круглом лице появилось мечтательное выражение. Она молчала, продолжая 
машинально поглаживать собачку, сидевшую у нее на коленях. Он смотрел на ее красивую, 
полную руку, на маленькую, все еще детскую кисть. Как бы между прочим, тихо, просто, с 
необычным для него смущением он объяснил ей свое положение.
     — Если, что весьма вероятно, — сказал он, — я буду в ближайшее время отозван, передо 
мной встанет очень тяжелый вопрос. Возвращаться ли мне в Филадельфию? Покинуть ли 
страну, где я нашел так много понимания, так много приятного, — я говорю и о внешних и о 
внутренних обстоятельствах, которые согревают мне сердце. Страну, в которой живете вы, 
Мари-Фелисите. Одно только ваше «да», и вопрос для меня будет решен.
     Она медленно опустила на пол собачку и встала. Помолодев от смущения, глубоко 
растроганная, она указала рукой на один из многочисленных портретов Клода-Адриена 
Гельвеция.
     Франклин оживленнее, чем обычно, сказал:
     — Он был великим человеком, ваш супруг и мой друг Гельвеций. Он бы понял, почему я 
так стремлюсь соединиться с вами. Он одобрил бы это с точки зрения своей философии. И 
разве вы не говорили мне, Мари-Фелисите, что в свои последние минуты он взял с вас клятву, 
что вы будете наслаждаться жизнью?
     Она, все еще улыбаясь и не глядя на пего, проговорила:
     — Продолжайте, продолжайте, дорогой, уважаемый, великий, я слушаю вас с 
удовольствием.
     Непринужденно, галантно и разумно принялся он доказывать, что они любят одни и те же 
вещи, одних и тех же людей, один и тот же образ жизни. Потом, нетерпеливо прервав себя, он 
сказал:
     — Теперь я больше чем когда-либо сожалею о своем ужасном французском языке. Мне 
хотелось бы выразить все это лучше, не столь неуклюже.
     — Ваш французский не так уж плох, — отвечала она. — Ваша мадам Брийон хорошо 
обучила вас французскому. — И нерешительно, улыбаясь все шире и смакуя каждый слог, она 
впервые назвала его Бенжамен. Никто, никогда еще не называл его так по-французски, и он с 
трудом узнал свое имя. Но ее лицо и жесты говорили ему больше, чем все ее слова, и он решил, 
что уже добился ее согласия. С чувством, немного торжественно, он поднес ее руку к своим 
губам.
     У нее замерло сердце при мысли, что она сумела так очаровать человека, которого ее 
друзья ценили выше всех живущих ныне на земле.
     — Все это удивительно приятно слушать, друг мой, — сказала она, — и чрезвычайно мне 
нравится, признаюсь. Но я вижу вас насквозь, старый хитрец. Вы сами рассказывали мне, что 
умеете, не прибегая к лжи, говорить так, что слова ваши покоряют слушателя. Поэтому мне 
нужно все хорошенько взвесить. Вы должны дать мне время на размышление.
     Она поехала к своему другу Тюрго и рассказала ему о предложении Франклина.
     — Это одна из его шуток, — твердо и неодобрительно сказал Тюрго.
     — Нет, нет, Жак-Робер, — живо перебила его мадам Гельвеций. — Он говорил 
совершенно серьезно.
     Тюрго вспомнил, как она отвергла его самого в первый раз, когда он был молод и беден, и 
во второй, когда он был знаменит и богат. Пылкий и чувствительный, Тюрго все еще переживал 
свое унижение.
     — Что вы ответили? — спросил он. И красивое, изрезанное морщинами лицо Тюрго стало 
еще сумрачней.
     — Я ответила, что подумаю.
     — Что? — вскричал он в гневе. — Вы не отвергли его сразу? Подумаю! Вы с ума сошли!
     — Вы всегда сразу начинаете грубить, Жак-Робер, — сказала она жалобно и ребячливо. — 
Подумайте, как это лестно и заманчиво, когда доктор Франклин делает тебе предложение.
     — Лестно? Заманчиво? — возмутился он. — Пошло, безумно. Абсолютно бессмысленно. 
А если бы вам сделал предложение кто-нибудь другой, но с такой же внешностью? 
Какой-нибудь заурядный мистер Браун или мистер Смит? Да вы бы попросту рассмеялись.
     — Но ведь он же не мистер Браун, — возразила она, — в том-то и дело, что он — доктор 
Франклин.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 : 296 : 297 : 298 : 299 : 300 : 301 : 302 : 303 : 304 : 305 : 306 : 307 : 308 : 309 : 310 : 311 : 312 : 313 : 314 : 315 : 316 : 317 : 318 : 319 : 320 : 321 : 322 : 323 : 324 : 325 : 326 : 327 : 328 : 329 : 330 : 331 : 332 : 333 : 334 : 335 : 336 : 337 : 338 : 339 : 340 : 341 : 342 : 343 : 344 : 345 : 346 : 347 : 348 : 349 : 350 : 351 : 352 : 353 : 354 : 355 : 356 : 357 : 358 : 359 : 360 : 361 : 362 : 363 : 364 : 365 : 366 : 367 : 368 : 369 : 370 : 371 : 372 : 373 : 374 : 375 : 376 : 377 : 378 : 379 : 380 : 381 : 382 : 383 : 384 : 385 : 386 : 387 : 388 : 389 : 390 : 391 : 392 : 393 : 394 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.