Случайный афоризм
Когда б вы знали, из какого сора Растут стихи, не ведая стыда... Анна Ахматова
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

постановкой «Фигаро».
     Луи помрачнел и ничего не ответил. «Они снова начинают терзать и мучить меня, — 
подумал он, — совсем как перед заключением пакта. Тогда я напрасно сражался против 
Франклина, теперь точно так же напрасно борюсь против Карона. Я сказал „никогда“, и очень 
радовался своему „никогда“, и гордился им. Но, по-видимому, в глубине души я тогда уже знал, 
что пьеса все-таки будет поставлена. Они все слепы и сами роют себе могилу, и я не могу им 
помешать».
     — Водрейль, — продолжала тем временем Туанетта, — не одинок в своем желании. Флот 
мосье де Бомарше одержал такую блистательную победу, и весь Париж желает посмотреть его 
пьесу.
     Луи сердито засопел.
     — Вот то-то и оно, — сказал он. — Если б дело шло о спектакле в Версале, меня бы это 
мало беспокоило. Моих придворных уже ничем не испортишь. Но парижане не должны 
смотреть эту неприличную пьесу. Я недаром сказал «никогда».
     Луи старался говорить внушительно.
     Туанетта надулась.
     — Вы, наверно, слышали, — проговорила она, — что у беременных женщин бывают 
прихоти. И им может повредить, если их прихоти не исполняются. Доктор Лассон подтвердит 
вам это. Нехорошо, Луи, что вы хотите повредить дофину только потому, что я вбила себе в 
голову доставить эту последнюю радость своему Водрейлю.
     Луи помолчал, потом сказал с бессильной злостью:
     — А где же он хочет играть, ваш господин интендант? Снова у меня в Меню-Плезир? 
Или, может быть, в Трианоне? — Он посмотрел на нее с вызовом.
     — Нет, нет, — поспешила она заверить его. — Частным образом, в самом интимном 
кругу. Я полагаю, что в Женвилье.
     Луи сидел, задумчиво наморщив лоб.
     — Но послушайте, Туанетта, — сказал он, — это же никуда не годится, это покажется 
просто неприличным, если королева Франции будет присутствовать на представлении комедии, 
после того как я столько раз говорил «никогда».
     — Если вы этого не хотите, я не пойду, — сказала Туанетта. — Значит, Водрейль может 
ее поставить? — спросила она без всякого перехода.
     — Ну, хорошо, ну, ладно, — сказал Луи. Но тут же добавил: — При условии, что будут 
вычеркнуты все неприличные места. И при условии, что ее сыграют один-единственный раз, и 
только в Женвилье, и только для ближайших друзей маркиза Водрейля. И при условии, что вас, 
мадам, на спектакле не будет. И при условии, что я никогда больше не услышу об этом 
«Фигаро».
     — Согласна, — сказала Туанетта. И, сияя, добавила сладким голосом: — Я знала, мой 
дорогой Луи, что вы исполните желание матери вашего сына.
     В день спектакля стояла сильная жара. В маленьком театре Женвилье, где когда-то в 
присутствии Франклина и Туанетты Дезире играла роль сына Телля, было нестерпимо душно. 
Зал был битком набит, зрители стояли во всех проходах и коридорах.
     До сих пор Пьер молча мирился с тем, что аристократы приглашали его одного, без его 
близких. На этот раз он потребовал, чтобы Тереза и его друг Гюден были приглашены на 
премьеру. Они сидели в одной из маленьких лож, у всех на виду. Большое, живое лицо Терезы, 
с выразительным ртом и смелым изгибом высоких бровей, ее смуглые плечи и грудь, тускло 
блестевшие в вырезе скромного синего платья, привлекали всеобщее внимание. Тереза сидела в 
спокойном ожидании. В этом кругу все знали друг друга, но Терезу знали немногие.
     — Это мадам Бомарше, — слышалось в зале, и некоторые с удивлением вспоминали, что 
Фигаро женат.
     Дезире, в костюме пажа, разглядывала сквозь щелку в занавесе собравшуюся публику. 
Она добилась своего, вопреки Шарло, вопреки Людовику, и второй раз у нее не вырвут в 
последнюю минуту ее Керубино, плод всех ее унижений и интриг.
     Она заметила в ложе Терезу. Позади нее, склонившись, стоял Пьер и смотрел вниз, на 
Дезире. Было удивительно и немножко смешно, что ее Пьеро, такой циник при всем своем 
идеализме, в глубине души любил только Терезу. Он принадлежал Терезе, как большая верная 
собака. Она, Дезире, раскрыла его талант, она помогла ему воплотить в образе Керубино бурное 
чувство, но чувство это было обращено не к ней, а к женщине в ложе.
     Раздался стук палки. Занавес раздвинулся. Превиль-Фигаро стоял на сцене, мерил пол и 
говорил: «Девятнадцать на двадцать шесть».
     Пьер слушал и смотрел, сидя в ложе, — он был как во сне и в то же время сознание его 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 : 296 : 297 : 298 : 299 : 300 : 301 : 302 : 303 : 304 : 305 : 306 : 307 : 308 : 309 : 310 : 311 : 312 : 313 : 314 : 315 : 316 : 317 : 318 : 319 : 320 : 321 : 322 : 323 : 324 : 325 : 326 : 327 : 328 : 329 : 330 : 331 : 332 : 333 : 334 : 335 : 336 : 337 : 338 : 339 : 340 : 341 : 342 : 343 : 344 : 345 : 346 : 347 : 348 : 349 : 350 : 351 : 352 : 353 : 354 : 355 : 356 : 357 : 358 : 359 : 360 : 361 : 362 : 363 : 364 : 365 : 366 : 367 : 368 : 369 : 370 : 371 : 372 : 373 : 374 : 375 : 376 : 377 : 378 : 379 : 380 : 381 : 382 : 383 : 384 : 385 : 386 : 387 : 388 : 389 : 390 : 391 : 392 : 393 : 394 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.