Случайный афоризм
Писательство - не ремесло и не занятие. Писательство - призвание. Константин Георгиевич Паустовский
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

торжественно заявляем от имени и по поручению доброго народа этих колоний: эти 
Объединенные Колонии являются отныне свободными и независимыми штатами. Они не 
имеют отныне никакого отношения к британской короне. Всякие политические связи между 
ними и государством Великобританией прекращены окончательно и бесповоротно. Твердо 
уповая на божественное провидение, мы ручаемся за выполнение этой декларации своей 
жизнью, своим состоянием, своей честью».
     Когда Пьер кончил, почти целую минуту стояла мертвая тишина. Потом все захлопали в 
ладоши, устремились к Пьеру, окружили его, стали его обнимать; они говорили ему что-то 
бестолковое и бессвязное — все эти нарядные, блестящие, изящные, церемонные господа и 
дамы из Парижа и Версаля. Восторг был такой, словно речь шла не о событиях, которые 
произошли много недель назад за тысячи миль от Франции, а о декларации, непосредственно 
касающейся всех собравшихся, словно они сами провозгласили ее, словно этот стоявший среди 
них человек сочинил ее от их имени.
     Впрочем, некоторые вскоре почувствовали, что такой восторг не вполне уместен и что 
слишком долго поддерживать его не следует. Мадам де Морепа, например, заметила своей 
подруге Монбарей:
     — Кто, кроме нашего Туту, сумел бы приправить свои делишки таким великолепным 
соусом?
     Она обычно называла Пьера «наш Туту».
     Хозяин дома и виновник торжества мосье Ленорман также не разделял всеобщего 
энтузиазма. Правда, как только Пьер кончил, с лица Ленормана сошло выражение угрюмой 
растерянности, и когда при нем восхищались декларацией, он вежливо кивал своей большой 
головой; но в глубине души он вовсе не был согласен с тоном этого заявления. Он был 
передовым человеком, он сочувствовал делу инсургентов и желал поражения англичанам. Но 
он был убежденным сторонником французской абсолютной монархии, он считал 
просвещенный деспотизм лучшей формой правления и боялся, что слишком явная победа 
повстанцев усилит и во Французском королевстве дух мятежа и анархии. Конечно, 
филадельфийские события заслуживали одобрения. Но мосье Ленорман не любил пафоса, он 
считал, что патетика хороша для домашнего употребления, а перед лицом всего мира на 
несправедливость нужно отвечать иронией. Эти честные борцы на Западе, может быть, и правы, 
но вкуса у них нет, что ясно, то ясно, и Пьер мог бы сделать что-нибудь более разумное, чем 
читать их выспреннее заявление с таким риторическим пафосом. Мосье Ленорман был немного 
огорчен, что эта патетическая сцена придала его празднику неверный тон.
     Он подошел к Пьеру, который все еще стоял на прежнем месте, окруженный гостями. 
Большая, добрая собака не отходила от Пьера, она ласкалась к нему, и он время от времени 
почесывал у нее за ухом. Пьер умел обращаться с собаками, он любил их, его собака Каприс 
носила ошейник с надписью: «Меня зовут Каприс, Пьер де Бомарше принадлежит мне, мы 
живем на улице Конде». Чуть заметно улыбаясь своими полными губами, мосье Ленорман 
подошел к нему и сказал:
     — Внушительная декларация, друг мой. Теперь, значит, инсургенты и в самом деле 
поставили на карту все — и жизнь и состояние. Для этого нужно мужество, нужна 
храбрость. — Он пожал руку Пьеру, не то поздравляя, не то соболезнуя, и удалился.
     Стоявшие кругом гости улыбнулись вежливо и непонимающе. Пьер смутился. Но он 
тотчас же прогнал прочь свою досаду. Он понял Шарло, — ведь тот сегодня виновник 
торжества, и, конечно, ему неприятно, что Пьер оттеснил его на второй план. Пьер решил 
задобрить друга.
     Такая возможность представилась вскоре, когда после роскошного ужина и фейерверка 
гости направились в большой театральный зал на представление комедии.
     Несмотря на всю свою манерность и взыскательность, мосье Ленорман любил, чтобы на 
его домашней сцене ставились не только строгие современные трагедии, но иногда и фарсы, так 
называемые «парады», полные разнузданнейшего натурализма. С большой откровенностью 
говорили герои этих фарсов о вещах, связанных с пищеварением и отношениями полов, вынося 
на сцену самое грубое, самое непристойное из того, что называлось аристофановской 
вольностью. После манерной чопорности и сложного церемониала их повседневной жизни 
господа и дамы версальского двора и парижских салонов находили в этих вульгарных зрелищах 
большое удовольствие. «Нужно уметь, — сказал однажды премьер-министр Морепа, — 
превращаться то в бога, то в свинью, но всегда оставаться очаровательным».
     Такого рода сцены Пьер писал шутя, при желании он делался мастером вульгарного 
стиля. Для сегодняшнего вечера он приготовил три маленьких фарса; особые надежды он 
возлагал на последний. Содержание его составляла борьба двух торговок рыбных рядов, мадам 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 : 296 : 297 : 298 : 299 : 300 : 301 : 302 : 303 : 304 : 305 : 306 : 307 : 308 : 309 : 310 : 311 : 312 : 313 : 314 : 315 : 316 : 317 : 318 : 319 : 320 : 321 : 322 : 323 : 324 : 325 : 326 : 327 : 328 : 329 : 330 : 331 : 332 : 333 : 334 : 335 : 336 : 337 : 338 : 339 : 340 : 341 : 342 : 343 : 344 : 345 : 346 : 347 : 348 : 349 : 350 : 351 : 352 : 353 : 354 : 355 : 356 : 357 : 358 : 359 : 360 : 361 : 362 : 363 : 364 : 365 : 366 : 367 : 368 : 369 : 370 : 371 : 372 : 373 : 374 : 375 : 376 : 377 : 378 : 379 : 380 : 381 : 382 : 383 : 384 : 385 : 386 : 387 : 388 : 389 : 390 : 391 : 392 : 393 : 394 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.