Случайный афоризм
Хорошая библиотека оказывает поддержку при всяком расположении духа. (Ш. Талейран)
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     «Вениамин Франклин» — написано на бюсте, и ничего больше. Скульптор Гудон не 
добавил ни одного из обычных напыщенных эпитетов. Вениамин — «Сын десницы, сын 
счастья» означает его имя в Библии. Весь мир считает, что он оказал честь своему имени. 
Действительно, он старался поступать по справедливости, но душа его редко бывала так 
безмятежна, как то необоснованно утверждала скульптура.
     Он был стар, Вениамин Франклин, измучен недугами, очень популярен; очень мудр, 
мудрее большинства людей, и, пожалуй, добродетельней, в широком значении этого слова. И 
был порочней, и он это знал, хотя и маскировал свои пороки перед самим собой.
     Разве этот мраморный портрет, стоящий перед ним, настоящий Франклин?
     Сократ, несомненно, был не всегда тем Сократом, которого изображают Платон и 
Ксенофонт. Но если он бывал таким хоть иногда , это уже много. А раз он бывал таким, значит, 
Сократ Платона и Ксенофонта и есть настоящий Сократ; а каким он был на самом деле, не 
имеет ровно никакого значения.
     Все, что представлял собой некогда Вениамин Франклин, не унесло с собой время, все это 
живет в нем и сегодня: сластолюбец с нечистой совестью, который, таясь по углам, жил со 
служанкой Барбарой, и сребролюбец, торговавший рабами, и обжора, съедавший по две порции 
взбитых сливок, хотя и знал, что это ему вредно. Все это продолжало жить в светском человеке, 
прославленном мудреце, в хитром и приветливом старом господине, который вел галантный 
разговор с дамой в синей маске, в скромном и достойном посланнике, который заключил 
великий договор с Францией на благо своей страны. Но тень не затмевает света, свет сияет и во 
тьме. И живому Франклину не приходится опускать глаза перед беломраморным.
     Он сел перед бюстом и сочинил себе эпитафию.
     
    Тело
    Вениамина Франклина
    Наборщика
    Подобно переплету старой книги.
    Книга вырвана,
    На переплете слиняли буквы и позолота,
    И вот он лежит — пищею для червей.
    Но Труд не пропадет,
    Ибо, как Франклин предполагает,
    Он появится снова,
    В новом и лучшем издании,
    Проверенном и исправленном
    Автором.
     
     
     Франко-американский союз только родился, но ему уже пришлось выдержать суровые 
испытания. Флот, который Франция послала за океан, прибыл слишком поздно. Он не успел 
перехватить эскадру адмирала Хау. Американцы грубо и злобно осуждали французов, трения 
не прекращались, и адмирал д'Эстен в гневных выражениях докладывал своему правительству, 
что с американцами работать невозможно.
     А тут еще, как нарочно, мистер Адамс не переставал надоедать французским министрам 
по поводу займа. Франклин с тревогой наблюдал за мрачным выражением лица своего коллеги 
и ждал, что Адамс вот-вот сообщит ему что-то неприятное.
     Действительно, мистер Адамс вскоре попросил у доктора аудиенции.
     — Я был прав, — сказал он, — эти французы — скупые торгаши. Я так и сказал Вержену.
     Франклин испугался, но скрыл свой страх.
     — И после этого вы получили заем? — спросил он.
     — Какое там! — сердито и смущенно признался Адамс. — Дело дошло до того, что меня, 
полномочного представителя Соединенных Штатов, не пускают в министерство на набережной 
Театен. Мне не отвечают даже на письма.
     Беседа происходила в мрачной Коричневой библиотеке, и Франклин поднял взгляд на 
своего друга Вашингтона, которому тоже приходилось вечно воевать с Конгрессом и который, 
конечно, понимал его заботы.
     — Просто трагедия, что Соединенные Штаты были вынуждены пойти на союз с этим 
народом и с этим двором, — продолжал горячиться Адамс.
     — Что вы думаете делать дальше? — спросил Франклин, не отвечая на его слова.
     — Самое простое, — ответил Адамс, — продолжить переговоры вам, доктор Франклин. 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 : 296 : 297 : 298 : 299 : 300 : 301 : 302 : 303 : 304 : 305 : 306 : 307 : 308 : 309 : 310 : 311 : 312 : 313 : 314 : 315 : 316 : 317 : 318 : 319 : 320 : 321 : 322 : 323 : 324 : 325 : 326 : 327 : 328 : 329 : 330 : 331 : 332 : 333 : 334 : 335 : 336 : 337 : 338 : 339 : 340 : 341 : 342 : 343 : 344 : 345 : 346 : 347 : 348 : 349 : 350 : 351 : 352 : 353 : 354 : 355 : 356 : 357 : 358 : 359 : 360 : 361 : 362 : 363 : 364 : 365 : 366 : 367 : 368 : 369 : 370 : 371 : 372 : 373 : 374 : 375 : 376 : 377 : 378 : 379 : 380 : 381 : 382 : 383 : 384 : 385 : 386 : 387 : 388 : 389 : 390 : 391 : 392 : 393 : 394 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.