Случайный афоризм
Библиотеки - магазины человеческих фантазий. (Пьер Николь)
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     Мраморный Франклин терпеливо, как мудрый патриарх, взирал на живого. Вожделения 
даны нам для радости, если только возможно их утолять не во вред другим. Нельзя представить 
себе великого человека, будь то государственный деятель или ученый, лишенный 
чувственности. Но если он, Франклин, научился владеть собой и знать меру во всем, то эту 
страсть, так мучившую его в юности, эту благословенную и проклятую страсть, он не научился 
ни умерять, ни подавлять, он и в семьдесят два года не умеет ее обуздывать. Возможно, что его 
большая голова бывает иногда похожа на эту мраморную, что стоит перед ним. Но то, что 
происходит в этой живой голове, вовсе не всегда можно показывать миру.
     Теперь, после смерти Элизы, Вильям, конечно, вспомнил о кончине своей мачехи, жены 
старого Вениамина. Она тоже умерла в одиночестве. Он, Франклин, был тогда за океаном. 
Вильям, сообщивший ему о смерти Деборы, писал: «Я очень надеялся, что ты вернешься 
осенью. По-моему, то, что ты не приехал, было для нее страшным ударом».
     Франклин женился на Деборе из трезвых побуждений. Он не желал, чтобы тяжелые, 
непреодолимые приступы вожделения толкали его на все новые грязные связи, и ему хотелось, 
чтобы рядом с ним был человек, который ведал бы его домом и средствами. Они жили в мире и 
прощали друг другу недостатки. Она звала его «папочка», вся Филадельфия стала в конце 
концов звать его «папочкой», и он никогда ни слова не сказал ей, как это его раздражает. Он 
терпел все ее недостатки. Но, разумеется, и он доставлял ей немало огорчений. Ей, несомненно, 
не нравилось, что он так много времени проводил в разъездах. Правда, он всегда предлагал ей 
сопровождать его, и не его вина, если она так боялась морской болезни. Конечно, в глубине 
души он был рад, что она оставалась дома. Дебору нельзя было назвать представительной, и ее 
присутствие вряд ли способствовало бы успеху его лондонских и парижских дел. Но такие 
мысли он тщательно от нее скрывал, всячески выказывая ей свою преданность.
     Разве он не сочинил для нее песни? Слегка улыбаясь, он вспоминал эти стихи, которые 
сохранила его великолепная память:
     
   ~У каждого есть недостатки;
   И Дебси не лучше других.
   Но ее недостатки ничтожны,
   И я не страдаю от них.
     
     
   Я с ними отлично свыкся,
   Я с ними сжился вполне.
   Точь-в-точь как мои собственные,
   Они незаметны мне.
     
     
   И явись молодая принцесса,
   Богаче всех и знатней,
   И скажи, что заменит мне Дебси, —
   ~Не расстанусь я с Дебси моей.
     
     Но пока он припоминал эти старые, посвященные Дебси стихи, в памяти его всплыли 
другие строки, те, что он посвятил блаженной памяти доктору Смиту, своему врагу:
     
   Он беспредельно добр
   К людскому роду. Но его дела —
   Удар жестокий ближнему в лицо.
     
     Чепуха, никогда не давал он повода своей милой Дебси усомниться в искренности чувств, 
выраженных в его доморощенных стихах. Как раз, находясь в отъезде, он делал все, чтобы у нее 
не возникало таких сомнений. Он баловал ее письмами, подарками, бесконечными знаками 
внимания. Нет, совершенно исключено, что она могла заподозрить, будто он стыдится ее.
     Все-таки удивительно, что и в этом судьба его сына повторила его собственную. Элиза, 
жена Вильяма, умерла в одиночестве, так же, как и его Дебора. Старик издал слабый стон, 
полный горечи и протеста.
     Вот они вместе в Зеленой библиотеке — мраморный Франклин на цоколе и живой в 
кресле. Они смотрят друг на друга, и живой Франклин растирает и разминает свою голую, 
больную ногу.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 : 296 : 297 : 298 : 299 : 300 : 301 : 302 : 303 : 304 : 305 : 306 : 307 : 308 : 309 : 310 : 311 : 312 : 313 : 314 : 315 : 316 : 317 : 318 : 319 : 320 : 321 : 322 : 323 : 324 : 325 : 326 : 327 : 328 : 329 : 330 : 331 : 332 : 333 : 334 : 335 : 336 : 337 : 338 : 339 : 340 : 341 : 342 : 343 : 344 : 345 : 346 : 347 : 348 : 349 : 350 : 351 : 352 : 353 : 354 : 355 : 356 : 357 : 358 : 359 : 360 : 361 : 362 : 363 : 364 : 365 : 366 : 367 : 368 : 369 : 370 : 371 : 372 : 373 : 374 : 375 : 376 : 377 : 378 : 379 : 380 : 381 : 382 : 383 : 384 : 385 : 386 : 387 : 388 : 389 : 390 : 391 : 392 : 393 : 394 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.