Случайный афоризм
Моя родина там, где моя библиотека. (Эразм Роттердамский)
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

манерной красивости, которая, зародившись в Версале, распространилась по всему миру. 
Каждая складка лица дышала величием и благородной простотой.
     Франклин сидел в удобном кресле, развалившись, ощущая во всем теле усталость от 
бессонной ночи. Белая мраморная голова с задумчивыми и все же зоркими глазами — и 
загорелая живая, с печальными глазами, смотрели друг на друга. Кто же из них настоящий 
Франклин? Мраморный, с его ясностью и чистотой, или подагрический старик с расплывшимся 
дряблым телом, усталый, полный внутреннего смятения?
     Мрамор говорил не всю правду. Мрамор лгал. Старый Вениамин Франклин был вовсе не 
просветленным, исполненным достоинства и величия героем. Его терзали мрачные желания и 
страсти.
     Он думал, что навсегда покончил с мыслями о сыне. А всю ночь напролет его мучили эти 
мысли, и теперь, при взгляде на бюст, они вновь не дают ему покоя.
     Годы заключения и смерть жены, вероятно, научили Вильяма уму-разуму. Некоторое 
время он будет вести себя не так нагло, и при ближайшем обмене пленными его доставят на 
английскую территорию. Там он с удвоенным жаром станет бороться против «мятежников», 
против него, старика. И английским газетам опять будет о чем писать, они подымут крик о том, 
как горячо и энергично защищает губернатор Франклин дело его британского величества и как 
это трагикомично, что старый бунтовщик Франклин не смог перетянуть на свою сторону даже 
собственного сына. И Вильям будет злорадствовать: это причинит отцу такую боль.
     Нет, он не причинит ему боли. Он, Вениамин Франклин, вырвет сына из своих мыслей и 
из своего сердца.
     Он уже вырвал его. И всеми силами он старается подавить мысли о Вильяме. Франклин 
выпрямляется, сжимает губы, глаза его становятся жестче. Сам того не подозревая, он 
становится похож на бюст.
     Но это длится недолго. У него болит нога. Он снимает башмак и чулок и, тихонько охая, 
растирает ногу. Бессмысленно сваливать вину за все случившееся на одного Вильяма. Теперь, 
когда каменные глаза бюста устремлены на него, он понимает, что, злясь на Вильяма, он злится 
на самого себя. Он очень хорошо обращался с мальчиком, как настоящий отец, как настоящий 
друг. Он желал ему добра и не допускал, чтобы мальчик встречался с матерью. Но это было 
неправильно, это было тяжелой ошибкой.
     Воспоминание о матери, о служанке Барбаре, было не из приятных. Десять фунтов 
годового жалованья получала служанка Барбара, он добавил еще два фунта и внушил ей, что ни 
при каких обстоятельствах ребенок не должен догадываться, что она его мать. Вспоминая 
сейчас Барбару, неуклюжую, глупую и некрасивую, он не понимал, как мог он с ней сойтись. В 
пору, когда его терзали вожделения юности, у него было много таких женщин. Это были 
мимолетные, страстные и тайные связи. Но все эти доступные женщины, служанки, 
проститутки, ему не нравились. По утрам он всякий раз давал себе слово обуздать себя, а 
вечером снова бежал к ним. Он стыдился Барбары, потому что стыдился себя. Но у него был и 
особый повод скрывать их отношения: к нему могли применить действовавший тогда еще 
закон, и он получил бы сто двадцать один удар плетью у позорного столба в Филадельфии. 
Впрочем, не будь даже этой угрозы, он постарался бы скрыть свою связь со служанкой 
Барбарой. Он был непомерно горд и заносчив в то время.
     Барбара забеременела в марте тридцатого года; В этом месяце он был у нее четыре раза. О 
декабре того года, о неделях до и после ее родов он не мог вспомнить без тяжелого чувства. 
Барбара не восстала против него, да и вряд ли могла восстать, — она всецело от него зависела. 
Она согласилась на два фунта прибавки к жалованью и подчинилась его желанию, его 
приказанию молчать. Разумеется, кое-какие слухи просочились. Ему не раз намекали на его 
предосудительный образ жизни, и когда служанка Барбара умерла, он вздохнул с облегчением. 
Он любил писать эпитафии, но ей он не посвятил надписи ни в стихах, ни в прозе. Он даже не 
положил камня на ее безымянную могилу. Она лежала в сырой земле, ее погребли и забыли.
     Он не хотел, чтобы сын знал, кто его мать. Но он не мог помешать своей жене Деборе, 
которая в порыве ярости обрушивалась на ребенка. Она осыпала его самыми грубыми 
ругательствами, называла ублюдком и кричала, что от сына такой твари, дряни, шлюхи и девки 
нельзя ждать ничего хорошего. В конце концов все обошлось. Дебора была, по существу, 
добрая женщина, и после того, как он увез сына из дому, мальчик и мачеха стали прекрасно 
ладить друг с другом. И если Вильяму в детстве пришлось много страдать, слушая, как его 
ругают ублюдком, то впоследствии Вениамин воздал ему сторицей за все огорчения. Он 
добился от короля и университета титулов и должностей, которые вознаградили юношу за 
перенесенные оскорбления. Но «ублюдок» ничего не забыл. Он не отдал своих титулов и 
постов, когда их потребовали обратно, он ожесточенно за них держался.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 : 296 : 297 : 298 : 299 : 300 : 301 : 302 : 303 : 304 : 305 : 306 : 307 : 308 : 309 : 310 : 311 : 312 : 313 : 314 : 315 : 316 : 317 : 318 : 319 : 320 : 321 : 322 : 323 : 324 : 325 : 326 : 327 : 328 : 329 : 330 : 331 : 332 : 333 : 334 : 335 : 336 : 337 : 338 : 339 : 340 : 341 : 342 : 343 : 344 : 345 : 346 : 347 : 348 : 349 : 350 : 351 : 352 : 353 : 354 : 355 : 356 : 357 : 358 : 359 : 360 : 361 : 362 : 363 : 364 : 365 : 366 : 367 : 368 : 369 : 370 : 371 : 372 : 373 : 374 : 375 : 376 : 377 : 378 : 379 : 380 : 381 : 382 : 383 : 384 : 385 : 386 : 387 : 388 : 389 : 390 : 391 : 392 : 393 : 394 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.