Случайный афоризм
Для нас, писателей, ругань ничего не значит, мы живем для того, чтобы о нас кричали; одно только молчание нас губит. Сэмюэл Джонсон
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



Этот день в истории
В 1883 году скончался(-лась) Иван Сергеевич Тургенев


в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

пятьдесят, пора бы и поумнеть. Впрочем, он и раньше мог быть умней. Все мы люди, все 
подвержены заблуждениям, и мнения наши складываются обычно под влиянием внешних 
обстоятельств. Франклин сам добивался, чтобы мальчика сделали губернатором короля. 
Понятно, что мальчику хотелось и дальше верить в справедливость дела того, чей хлеб он ел. 
Но Вильям мог остаться нейтральным. Он не должен был поднимать оружие против отца.
     Нелады между отцами и детьми были в ту пору нередки. Дочь его друга Отиса бежала с 
английским майором. Старику Отису тоже было нелегко.
     Франклину было жаль Вильяма, но гнев заглушал в нем скорбь и сочувствие. Он любил 
своего сына и поэтому ненавидел его больше, чем кого бы то ни было на свете. Не в характере 
Вениамина Франклина было навязывать советы человеку, который их не слушает. Но мальчику 
он их навязывал. У него устал язык, так много он говорил с ним, так много приводил ему 
разумных доводов, так мягко убеждал, так гневно предостерегал, но мальчик и слушать не 
хотел. Он был придворным, он весь был пропитан тщеславием, чванством, как эти вот 
версальские щеголи. Смешно и трагично: сын служанки Барбары — и вдруг придворный. 
Поделом ему, хвастуну, дураку, драчливому петуху, вот и сидит в Личфилде, а жена его 
скончалась в Перт-Амбой. Франклин злорадствовал, ему было приятно, что его сын Вильям 
изведал такую боль.
     Внезапно перед ним возникло лицо его друга Дюбура. Он вспомнил, как тот, цитируя 
одно из своих латинских изречений, вдруг остановился и в наивном страхе закрыл рот рукой. 
Изречение это гласило: «Acerima proximorum odia. — Нет ничего горше, чем ненависть близких 
друг к другу».
     Ненавидел ли его мальчик? Да. В противном случае он не поднял бы такой шум, когда 
перешел к противникам. Он сам не захотел, чтобы его обменяли, и все для того, чтобы досадить 
отцу. Вильям знал, что письма его вскрывают, и тем не менее тайком посылал из тюрьмы 
дурацкие, упрямые письма, заверяя Лондон в своей непоколебимой преданности королю. Он 
хотел показать всем: я совсем не такой, как мой отец, я не желаю иметь с ним ничего общего.
     Разве он, Франклин, заслужил это? Он взял Вильяма к себе в дом совсем ребенком, 
усыновил его, брал с собой в путешествия, дал ему в Англии самое лучшее воспитание, гораздо 
лучшее, чем можно было дать в Америке. Он помог ему получить ученую степень в Оксфорде, 
выхлопотал ему должность и чины; он всегда обращался с ним не только как отец с сыном, но и 
как друг со своим близким другом.
     Многие говорили, что мальчик очень на него похож, говорили, лишь бы польстить ему; 
ибо Вильям очень красив, красивее, чем был Вениамин даже в годы расцвета. В Вильяме есть 
непринужденное изящество, которого не хватает ему, старику. Вообще же природа и 
постоянное общение с отцом наделили Вильяма многими чертами Вениамина. Вильям 
рассказывал те же анекдоты, с тем же выражением, что и отец, и эти подчас рискованные и 
непристойные истории звучали в устах элегантного губернатора особенно впечатляюще. У 
Вильяма было так много общего с отцом в походке, в манере держать себя, в мельчайших 
жестах, в интонациях. Во многих второстепенных вопросах Вильям поступал так же, как 
поступил бы он, Вениамин. А вот в главном Вильям повел себя отвратительно, глупо, 
эгоистически подло, как предатель и трус. Именно эта схожесть и в то же время несхожесть 
удваивала злость Франклина на сына. Он не любил громких слов и все-таки часто думал: «Он 
растоптал мне сердце, и поделом ему, пусть и у него болит сердце».
     В этот вечер Франклин выпил больше обычного, больше, чем ему разрешалось; он пил, 
чтобы заснуть. Но заснул он с трудом, спал плохо, и наутро его мучила подагра. «В этом тоже 
виноват Вильям», — подумал он и, подумав, улыбнулся.
     
     
     Юный Вильям Темпль, сияющий и важный, влетел в комнату.
     — Он здесь, — возвестил он, — они несут его.
     Франклин знал, что он — это его бюст, бюст работы Гудона. Тяжелое каменное изваяние 
— бюст и цоколь — втащили в «Зеленую библиотеку», любимую комнату Франклина. Они 
стояли перед ним втроем, Франклин, молодой Вильям и де ла Мотт. Никто не произнес ни 
слова, да и что значили слова перед таким творением. Постояв, молодые люди, словно 
сговорившись, тихонько удалились и оставили Франклина наедине с бюстом, со своей славой.
     Бюст был небольшой, но, казалось, заполнял всю комнату. Он реалистически 
воспроизводил выпуклый череп, резкие складки поперек лба и возле носа, тяжелый двойной 
подбородок, густые брови, глубокие морщины под глазами. Художник не приукрасил эту 
голову, но никакой мелочной точности не было тут и в помине. Это был тот Вениамин 
Франклин, которого любил и которым восхищался Париж. В этом произведении не было той 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 : 296 : 297 : 298 : 299 : 300 : 301 : 302 : 303 : 304 : 305 : 306 : 307 : 308 : 309 : 310 : 311 : 312 : 313 : 314 : 315 : 316 : 317 : 318 : 319 : 320 : 321 : 322 : 323 : 324 : 325 : 326 : 327 : 328 : 329 : 330 : 331 : 332 : 333 : 334 : 335 : 336 : 337 : 338 : 339 : 340 : 341 : 342 : 343 : 344 : 345 : 346 : 347 : 348 : 349 : 350 : 351 : 352 : 353 : 354 : 355 : 356 : 357 : 358 : 359 : 360 : 361 : 362 : 363 : 364 : 365 : 366 : 367 : 368 : 369 : 370 : 371 : 372 : 373 : 374 : 375 : 376 : 377 : 378 : 379 : 380 : 381 : 382 : 383 : 384 : 385 : 386 : 387 : 388 : 389 : 390 : 391 : 392 : 393 : 394 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.