Случайный афоризм
Мы думаем особенно напряженно в трудные минуты жизни, пишем же лишь тогда, когда нам больше нечего делать. Лев Шестов
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     — Так как же ты представляешь себе дальнейшее? — повторил он.
     — Мы решили, — сказал Вильям, — что Бланшетта поговорит со своей матерью. 
Бланшетте, разумеется, придется нелегко. Но ничего другого не придумаешь. Потом мадам 
Кайо, наверное, придет к тебе, и ты поговоришь с ней, как быть дальше.
     — А вам не кажется, что вы очень уж упрощаете себе жизнь, мой мальчик? Вы получаете 
удовольствие, а о дальнейшем должны заботиться мы, мадам Кайо и я.
     Юноша казался смущенным, но отнюдь не несчастным, он даже улыбнулся.
     — Что я могу сделать без твоей помощи? — сказал он. — И что может сделать 
Бланшетта? — И снова с восторгом прибавил: — Она так очаровательна и научилась уже 
немного говорить по-английски.
     — Ну, что ж, пришли ко мне мадам Кайо, — вздохнув, произнес Франклин, — но 
предупреди ее, что я очень расстроен и очень возмущен. — И он улыбнулся.
     Оставшись один, он задумался. Он думал о том, как похожа судьба всех Франклинов — 
деда, отца и сына. Сыновья всегда приносили отцам незаконное потомство и всегда причиняли 
им боль.
     Эту боль, нанесенную сыном, эту сердечную боль изведал и предатель Вильям. 
Выражение веселого злорадства пробежало по широкому лицу Франклина при мысли, что сын 
его сына Вильяма причинил своему отцу такое же горе, какое тот причинил ему, Франклину. 
Когда дед брал мальчика с собой во Францию, юному Вильяму нелегко было расстаться с 
отцом. Он пролил много слез, прощаясь с ним в Перт-Амбой. Но позднее, уже перед самым 
отплытием из Америки, молодой Вильям по собственной воле написал отцу ясное и 
решительное письмо, в котором отказывался от него. Он нанес отцу заслуженный удар и 
отрекся от него так же решительно, как в свое время предатель Вильям от своего отца.
     У Франклинов-отцов были от их сыновей внуки, в остальном же им ужасно не везло с 
этими внебрачными детьми, даже если их потом усыновляли.
     
   …Да, боги справедливы
   И превращают наш веселый грех
   В орудье наказанья… 
     
     Франклин не очень любил Шекспира, но это были хорошие стихи, полные глубокой 
правды.
     Через два дня мадам Кайо и мадемуазель Бланшетта нанесли доктору условленный визит. 
Мадемуазель Бланшетта была и в самом деле очень хорошенькая. Мадам Кайо выглядела 
весьма аппетитной, хотя и чересчур расплылась. Франклин любил полных женщин, мадам Кайо 
ему понравилась. Но он видел, как похожи мать и дочь, и был почти уверен, что стройная 
Бланшетта, еще не достигнув тридцати лет, сильно раздастся. Устояла ли бы страсть Вильяма к 
Бланшетте, подумал Франклин, если бы он обладал опытом своего деда и мог сделать 
правильный вывод из сходства матери и дочери?
     Мадам Кайо сказала, что после тяжелой бессонной ночи примирилась с тем, что 
произошло. Да и что еще оставалось делать? Однако она не решилась поставить мосье Кайо в 
известность об этом ужасном событии. Ее страшит сама мысль о том потрясении, которое 
предстоит мосье Кайо. Его лучшие надежды разбиты, он будет в гневе и в горе. Щеки мадам 
Кайо дрожали, жирное ее тело тряслось, она рыдала. Однако, вспомнив, что мосье Кайо служит 
у откупщика Фромантена, занимающегося крупными поставками для Америки, она поспешила 
заявить, что, само собой разумеется, мосье Кайо, несмотря на эти грустные события, будет 
по-прежнему предан Америке, но ей и Бланшетте предстоят тяжелые времена.
     Мадам Кайо долго и многословно уверяла, как глубоко взволнована она тем, что честью 
столь длинной беседы с великим доктором она обязана такому печальному поводу; а между тем 
это огорчительное событие могло бы стать бесконечно радостным. Немедленный брак 
влюбленных кажется ей наилучшим выходом. Она была бы рада приветствовать в любезном и 
многообещающем юном Франклине своего зятя и постаралась бы поскорей забыть о его 
чрезмерной поспешности. Франклин приветливо, но решительно ответил, что юноша, по всей 
вероятности, в скором времени уедет в Америку, и он, Франклин, решительно не советовал бы 
милейшей мадемуазель Кайо расставаться навеки со своими родителями. Мадам Кайо дала ему 
понять, что она, вероятно, смогла бы пережить это горе, но доктор мягко отстаивал свое 
мнение, и после некоторого сопротивления она сдалась. У Франклина создалось впечатление, 
что мадам Кайо женщина благоразумная и что горе ее в значительной мере вознаграждено 
сенсационным событием: виновником несчастья оказался внук доктора Франклина.
     Сама Бланшетта говорила мало, она больше смотрела на знаменитого деда своего милого 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 : 296 : 297 : 298 : 299 : 300 : 301 : 302 : 303 : 304 : 305 : 306 : 307 : 308 : 309 : 310 : 311 : 312 : 313 : 314 : 315 : 316 : 317 : 318 : 319 : 320 : 321 : 322 : 323 : 324 : 325 : 326 : 327 : 328 : 329 : 330 : 331 : 332 : 333 : 334 : 335 : 336 : 337 : 338 : 339 : 340 : 341 : 342 : 343 : 344 : 345 : 346 : 347 : 348 : 349 : 350 : 351 : 352 : 353 : 354 : 355 : 356 : 357 : 358 : 359 : 360 : 361 : 362 : 363 : 364 : 365 : 366 : 367 : 368 : 369 : 370 : 371 : 372 : 373 : 374 : 375 : 376 : 377 : 378 : 379 : 380 : 381 : 382 : 383 : 384 : 385 : 386 : 387 : 388 : 389 : 390 : 391 : 392 : 393 : 394 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.