Случайный афоризм
Слова поэта суть уже его дела. Александр Сергеевич Пушкин
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

четы, явились все, кто придавал блеск двору. Дезире почувствовала глубокое удовлетворение. 
Она шла трудными окольными путями, но в конце концов, благодаря счастливой случайности, 
добилась все-таки постановки пьесы. Какое огромное торжество и наслаждение играть эту 
пьесу перед этими дамами и мужчинами.
     Дезире гордилась тем, что решила сыграть Керубино, а не Сюзанну. Она знала, что во 
всей Франции не найдется сейчас никого, кто мог бы лучше ее изобразить робкую, смутную, 
страстную влюбленность мальчика. Дезире знала, как она соблазнительна и прелестна в 
костюме пажа, знала, что сумеет внести в роль ту долю дерзости, которая спасет образ от 
сентиментальности.
     В одной из лож Дезире заметила Ленормана. Он, по своей наивной грубости, привел с 
собой Оливье, эту хорошенькую маленькую дурочку, желая показать, что забыл ее, Дезире. 
Бедный Шарло, бедный, озлобленный, бессильный Шарло. Она была счастлива, что совершила 
величайшую в своей жизни глупость и не вошла в замок Этьоль через ворота с высеченной над 
ними надписью: «Vanitas, vanitatum vanitas».
     Спектакль задерживался на десять минут, публика начала беспокоиться. По-видимому, 
ждали особу, в честь которой была поставлена комедия, принца Карла. Наконец он появился, 
молодой, веселый, озорной. Послышался смех, бурные приветствия.
     Теперь можно было начинать. Но прошло еще три минуты, потом пять, некоторые 
принялись топать ногами.
     — В чем дело, дорогие мои? — раздался звонкий, дерзкий голос принца.
     Наконец перед занавесом появился один из актеров, Превиль-Фигаро, в костюме, который 
был уже известен по пригласительным билетам. «Значит, будет еще и пролог?..» Раздались 
хлопки, потом наступила тишина.
     Нет, это был не пролог. Наигранно спокойным голосом, в котором сквозило глубокое 
возмущение, Превиль-Фигаро объявил:
     — Прошу внимания, дамы и господа. Только что нам вручили письменный приказ его 
величества короля. В этом приказе под страхом немилости его величества нам запрещается 
участвовать в какой бы то ни было постановке комедии «Безумный день, или Женитьба 
Фигаро», кто бы ни был ее устроителем. Таким образом, представление состояться не может. 
Мы просим вашего снисхождения, дамы и господа.
     На миг воцарилась глубокая тишина. Потом раздался резкий свист, свистел принц Карл. 
Кто-то громким басом произнес: «Неслыханно! Это тирания!» Все узнали голос Жюля 
Полиньяка. Тогда вся эта публика, все эти разодетые дамы и господа начали кричать, свистеть и 
орать: «Произвол, тирания!» Но тут, перекрывая шум, раздался голос Пьера.
     — Успокойтесь, уважаемые дамы и господа! Над этим «Безумным днем» занавес еще не 
упал.
     Герцогу Ришелье стоило больших усилий выбраться на этот спектакль, — он был стар, 
очень стар. Однако случившееся взбодрило его чрезвычайно. Ведя к выходу свою молодую 
супругу, он сказал своему шестидесятитрехлетнему сыну, герцогу де Фронсаку:
     — Вот видите, мой дорогой мальчик, при Людовике Четырнадцатом мы молчали, при 
Пятнадцатом тихонько ворчали, а при Шестнадцатом мы кричим.
     Перед театром еще толпились любопытные. Они подхватили крики разочарованных 
гостей. Повсюду только и слышалось: «Произвол, тирания!» Вечером во всех тавернах и 
кофейнях орали: «Нам запрещают нашего Бомарше! Деспотизм, произвол, тирания!»
     
3. Фигаро
     
     Этой весной доктор Франклин сделал то, о чем подумал, как только увидел впервые 
Отель-Валантинуа и «сад»: он снял и особняк. Мирный покой его жилища не нарушался более 
присутствием посторонних.
     Мосье де Шомон не только бесплатно предоставил Франклину флигель, который тот 
занимал до сих пор, он вообще оказался чрезвычайно любезным хозяином, поэтому Франклин 
вынужден был считаться с ним. Зато теперь, когда доктор сидел на своей любимой скамье под 
большим буком, наслаждаясь видом на реку и на серебристо-серый Париж, ему не надо было 
больше бояться, что услужливый хозяин втянет его в длинный, вежливый, пустой разговор. 
Кроме того, он располагал теперь достаточным местом, чтобы по собственному вкусу 
расставить книги и разные предметы, способствующие комфорту. А в Коричневую библиотеку 
он входил уже только во время встреч со своими коллегами и избавился от необходимости 
постоянно любоваться плохой картиной, на которой его уважаемый друг Вашингтон был 
изображен посреди кровавого поля боя.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 : 296 : 297 : 298 : 299 : 300 : 301 : 302 : 303 : 304 : 305 : 306 : 307 : 308 : 309 : 310 : 311 : 312 : 313 : 314 : 315 : 316 : 317 : 318 : 319 : 320 : 321 : 322 : 323 : 324 : 325 : 326 : 327 : 328 : 329 : 330 : 331 : 332 : 333 : 334 : 335 : 336 : 337 : 338 : 339 : 340 : 341 : 342 : 343 : 344 : 345 : 346 : 347 : 348 : 349 : 350 : 351 : 352 : 353 : 354 : 355 : 356 : 357 : 358 : 359 : 360 : 361 : 362 : 363 : 364 : 365 : 366 : 367 : 368 : 369 : 370 : 371 : 372 : 373 : 374 : 375 : 376 : 377 : 378 : 379 : 380 : 381 : 382 : 383 : 384 : 385 : 386 : 387 : 388 : 389 : 390 : 391 : 392 : 393 : 394 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.