Случайный афоризм
Писатель обречен на понимание. Он не может стать убийцей. Альбер Камю
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

выражаясь, желанию короля, на него не было получено законного разрешения. С другой 
стороны, актеры «Театр Франсе» были приглашены интендантом королевы, и репетиции 
велись, очевидно, по желанию и с ведома королевы. Вмешиваться в развлечения Сиреневой 
лиги было опасно. Мосье Ленуар был озабочен. Очень вероятно, что как в случае разрешения, 
так и в случае запрета ссора королевской четы кончится его отставкой.
     Он пытался посоветоваться с Морепа, но тот не захотел ему помочь.
     — Разве никто не спрашивал у вас разрешения? — прикинувшись удивленным, спросил 
старик. — Да, эти господа поступают, право, весьма легкомысленно, — добавил он и покачал 
головой.
     — Значит, запретить? — с надеждой в голосе спросил мосье Ленуар.
     — Ох, и задаст вам тогда королева жару, — ответил Морепа.
     — Щекотливое положение, — огорченно сказал мосье Ленуар.
     — Да уж, мой милый, — участливо согласился Морена, — не хотел бы я быть в вашей 
шкуре.
     Тем временем в Меню-Плезир шли репетиции. Многие придворные, близкие к Сиреневой 
лиге, просили разрешения присутствовать на них. Репетировали очень усердно. Скоро 
некоторые сцены были уже совершенно готовы, и присутствовавшие встречали их 
аплодисментами.
     Даже мосье Ленорман, спрятавшись в углу, украдкой присутствовал на одной из 
репетиций. Всеми фибрами души он ощущал очарование, которое исходило от пьесы и от 
спектакля, все непристойное, запретное, будоражившее чувства и разум. Он смотрел на Дезире 
в белом, затканном серебром костюме пажа, в легком синем плаще, перекинутом через плечо, 
на ее красивую, дерзкую, мальчишескую головку в шляпе с перьями, смотрел, как она 
превращается в девушку, слушал, как поет романс ломким, проникающим в душу голосом. Он 
был самому себе смешон со своей новой подругой Оливье. Какой деревянной казалась она 
рядом с очаровательной, бойкой, удивительно живой Дезире. Оливье была смешна, когда 
жаловалась, что ненасытная Менар украла у нее роль Керубино. И как был смешон он, когда 
это выслушивал. Его охватило бешеное влечение к Дезире. Ему страстно хотелось вскочить на 
сцену, схватить ее, ударить.
     На другой день Ленорман пошел к Морепа.
     Он говорил о политике, о войне, о делах, рассказал о репетициях «Фигаро».
     — Просто поразительно, какое волнующее впечатление производит эта комедия со 
сцены, — заметил Ленорман. — Когда бостонские мятежники грабили корабли с чаем и 
навязывали нам войну с Англией, ими, надо полагать, двигали чувства, подобные тем, которые 
вызывает в нас «Фигаро».
     Морепа недовольно помычал.
     — Я знаю, — ответил министр, — как сильно действует театр на людей с живым 
воображением. Но допустить, что эта прелестная комедия может побудить Сиреневую лигу 
грабить чайные магазины…  Нет, милый мой, в это я просто не могу поверить. Наш Пьер 
пользуется любыми средствами, чтобы произвести впечатление на публику, в том числе и 
пикантными политическими намеками. Почему бы и нет? И если пресыщенным господам из 
Сиреневой лиги хочется пощекотать себе нервы, что ж, пусть их себе на здоровье.
     — Будь сейчас мирное время, — возразил Ленорман, — я бы согласился с вами. Но 
теперь, после заключения пакта, в разгар войны за Америку, эти сцены действуют как призыв к 
революции. Поверьте мне, ваше превосходительство.
     — Нет, — приветливо улыбаясь, сказал Морепа, — не поверю, мой дорогой. Доктор 
Франклин — и Фигаро, цирюльник! Связь слишком причудливая!
     — А между тем они действуют заодно, — продолжал настаивать Ленорман. — История 
впрягла их в одну упряжку. Они составляют одно целое, как рука и перчатка.
     И так как Морена продолжал вежливо, но недоверчиво улыбаться, Ленорман объяснил:
     — Король опасается, что союз с Америкой может способствовать распространению у нас 
крамольных западных идей. Вы сами говорили мне об этом, ваша светлость. Если такая 
комедия, как «Фигаро», будет иметь успех, король увидит в этом подтверждение своих 
опасений. Я уверен, ваша светлость, что и вы придете к тому же убеждению, побывав на 
репетициях.
     Морепа, улыбаясь, взглянул ему в глаза.
     — В своих мемуарах я выведу вас как человека невероятно осторожного, — заметил он.
     Но, как только Шарло удалился, улыбка сошла с его лица. Слова Ленормана, хотя он и не 
хотел себе в этом признаться, встревожили Морена. Его знобило, несмотря на бесчисленные 
платки и шали, в которые он был укутан. Крикливая проповедь всегда вульгарна. Всему свое 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 : 296 : 297 : 298 : 299 : 300 : 301 : 302 : 303 : 304 : 305 : 306 : 307 : 308 : 309 : 310 : 311 : 312 : 313 : 314 : 315 : 316 : 317 : 318 : 319 : 320 : 321 : 322 : 323 : 324 : 325 : 326 : 327 : 328 : 329 : 330 : 331 : 332 : 333 : 334 : 335 : 336 : 337 : 338 : 339 : 340 : 341 : 342 : 343 : 344 : 345 : 346 : 347 : 348 : 349 : 350 : 351 : 352 : 353 : 354 : 355 : 356 : 357 : 358 : 359 : 360 : 361 : 362 : 363 : 364 : 365 : 366 : 367 : 368 : 369 : 370 : 371 : 372 : 373 : 374 : 375 : 376 : 377 : 378 : 379 : 380 : 381 : 382 : 383 : 384 : 385 : 386 : 387 : 388 : 389 : 390 : 391 : 392 : 393 : 394 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.