Случайный афоризм
Ещё ни один поэт не умер от творческого голода. Валентин Домиль
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

дело мирового значения, что он олицетворяет участие Франции в грандиозном замысле, 
осуществляемом по ту сторону океана.
     А Пьер читал:
     — «История нынешнего короля Великобритании — это история непрекращающихся 
несправедливостей и произвола, это хроника дел, единственная цель которых — абсолютная 
тирания над нашими штатами. В доказательство своей правоты мы предлагаем вниманию всего 
непредубежденного мира следующие факты. Он отказался одобрить законы, крайне полезные и 
крайне необходимые для общественного блага, он с помощью своих губернаторов затягивал 
утверждение неотложных законов, он чрезвычайно небрежно относился к своей обязанности 
изучать законопроекты. Он созывал законодательные корпорации в местах, где они никогда 
прежде не заседали, в местах неподходящих, неудобных и удаленных от хранилища 
государственных актов, преследуя только одну цель — придраться к этим корпорациям и тем 
самым воспрепятствовать их деятельности».
     Большими, карими, сияющими глазами глядел на своего друга и повелителя Поль Тевено. 
Он стоял в неизящной позе, в его вялых, обвисших плечах было что-то жалкое, но его красивая, 
одухотворенная голова жадно тянулась вперед: он впитывал в себя каждую фразу обвинения, 
выдвинутого Конгрессом Соединенных Штатов против английского короля. Поль забыл о 
стоявших вокруг него женщинах, забыл о своей болезни, в его душе отдавалось музыкой все, 
что он слышал, — низложение недостойного монарха, свобода, Америка, великая война, 
оружие для Америки, великая миссия, на его друга пал выбор и на него самого.
     Графиня Морена, супруга премьер-министра, тоже слушала теперь молча и не отрываясь. 
Когда Пьер начал говорить, она как раз нашептывала какой-то анекдот своей подруге 
Монбарей. Но тут произошло нечто такое, чего с ней никогда еще не случалось. Молодой 
герцог де Ларошфуко сердитым шепотом сказал ей:
     — Пожалуйста, не мешайте, мадам. — И, скорее пораженная, чем обиженная, она умолкла 
на полуслове.
     Терезе кто-то разостлал плед на выложенном дерном холмике. Там она и сидела, и ее 
большое, живое лицо было устремлено к ее другу и возлюбленному. Сосредоточенно слушала 
она фразы, которые он произносил, она пила их, она видела его пылавшее прекрасным 
волнением лицо, она очень его любила. Он умолчал в разговоре с ней о деловом риске, 
связанном с его предприятием. Дело, за которое он боролся, было благородным делом 
гражданской свободы. То, что он говорил, и то, как он это говорил, напоминало слова, которые 
однажды толкнули ее к нему, напоминало фразы из брошюр времен его злосчастного процесса, 
когда он боролся не только за себя, но и за право и справедливость для всех, когда он от имени 
граждан всего мира выступал против аристократии, против привилегированных.
     Пьер читал:
     — «Король Англии неоднократно распускал палату представителей, потому что она 
мужественно противостояла его нападкам на права народа. Он учреждал множество новых 
должностей и присылал толпы чиновников, чтобы они изводили наш народ крючкотворством и 
прибирали к рукам наши богатства. Он заставлял нас в мирное время содержать его регулярные 
войска, не считаясь с волей наших законодательных корпораций».
     Сильное и выразительное лицо актера Превиля из «Театр Франсе» застыло как маска, 
когда он слушал чтение Пьера. Слова декларации волновали Превиля, но в то же время он был 
зол на этого Карона де Бомарше, который всегда отнимал у людей лучшую долю заслуженной 
ими славы. Мало того что этому Бомарше приписывали главную заслугу в успехе «Севильского 
цирюльника», комедии, которую он только сочинил, тогда как они, актеры, и в первую очередь 
он, Фигаро-Превиль, завоевали пьесе победу, — этот выскочка выхватывает у него из-под носа 
и такой в общем-то пустяк, как успех на сегодняшнем празднестве. Неделями работали люди 
над маленьким фарсом, который предстояло показать после ужина, десятилетиями изучали 
технику игры и речи, и вот откуда ни возьмись является этакий дилетант, становится под 
дерево, почесывает собаке голову, читает по бумажке, — читает неумело, без подготовки, 
запинаясь, — и нашему брату уже нечего делать.
     Просветленный, сияющий, глядел на своего сына папаша Карон. Старик стоял выпятив 
грудь, гордый своим мещанским кафтаном. Священник, проповедь которого он слушал, 
присутствуя в последний раз на гугенотском богослужении, казался ему высшим 
олицетворением великого, справедливого, карающего гнева. Но сейчас на его глазах 
сооружался еще более внушительный монумент возмущения. Воспоминание о священнике 
померкло при виде стоявшего под деревом человека, который клеймил английского тирана и 
бил в колокол свободы.
     А Пьер продолжал читать о преступлениях английского короля:

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 : 296 : 297 : 298 : 299 : 300 : 301 : 302 : 303 : 304 : 305 : 306 : 307 : 308 : 309 : 310 : 311 : 312 : 313 : 314 : 315 : 316 : 317 : 318 : 319 : 320 : 321 : 322 : 323 : 324 : 325 : 326 : 327 : 328 : 329 : 330 : 331 : 332 : 333 : 334 : 335 : 336 : 337 : 338 : 339 : 340 : 341 : 342 : 343 : 344 : 345 : 346 : 347 : 348 : 349 : 350 : 351 : 352 : 353 : 354 : 355 : 356 : 357 : 358 : 359 : 360 : 361 : 362 : 363 : 364 : 365 : 366 : 367 : 368 : 369 : 370 : 371 : 372 : 373 : 374 : 375 : 376 : 377 : 378 : 379 : 380 : 381 : 382 : 383 : 384 : 385 : 386 : 387 : 388 : 389 : 390 : 391 : 392 : 393 : 394 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.