Случайный афоризм
Если бы я был царь, я бы издал закон, что писатель, который употребит слово, значения которого он не может объяснить, лишается права писать и получает 100 ударов розог. Лев Николаевич Толстой
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



Этот день в истории
В 1883 году скончался(-лась) Иван Сергеевич Тургенев


в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

забавляло, что ее Пьер устами первого придворного говорит в лицо этому жирному королю 
свою правду и правду Парижа.
     Луи злился все больше. Желая успокоиться, он взял конфету, потом положил ее опять на 
тарелку, по в конце концов все-таки сунул в рот. Встал. Походил по комнате, жуя конфету, 
покачал мясистой головой, негромко сказал:
     — Очень плохо. — И прибавил: — Чудовищно преувеличено. — И еще прибавил: — 
Безвкусная карикатура.
     Дезире перестала читать. Луи снова сел, на этот раз на низенький золотой стул, на 
котором не помещался его толстый зад.
     — Вы хорошо себя чувствуете, дорогая? — спросил он Туанетту. И когда она кивнула 
головой, вежливо и повелительно обратился к Дезире: — Продолжайте, мадам.
     Чтение возобновилось. И, слушая низкий голос Водрейля и звонкий голос Дезире, Луи 
думал о самоуверенном мосье Кароне, и в нем закипала глухая злоба. Было бы безумием 
показать парижанам такую пьесу. Хватит и того, что злосчастные политические обстоятельства 
принудили его вести войну на стороне западных мятежников. Недостает еще, чтобы он 
позволил высказывать крамольные мысли со сцены в своей столице. Этот Карон явно 
стремится стать Катилиной  и Гракхом  Парижа, как стал таковым в Филадельфии доктор 
Франклин. Мятежники играют на руку друг другу. Они стремятся разрушить Англию и 
Францию. Луи злобно вспомнил, сколько неприятностей уже причинил ему этот человек. Он 
выпустил возмутительные листовки, направленные против его, Луи, правосудия, он поставил 
мятежникам оружие для их проклятой победы при Саратоге. Это он, Карон, — наглый 
слуга-бунтовщик, Фигаро этакий, — втянул Луи против его воли в американскую авантюру. И 
теперь этот человек осмеливается издеваться над ним в присутствии королевы.
     Четвертое действие окончилось. Луи с трудом усидел на маленьком стуле. Он громко 
сопел. Однако он овладел собой.
     — Не думаю, что можно будет поставить эту пьесу, — сказал он с убийственным 
спокойствием в голосе.
     Никто не произнес ни слова. Слышно было только сопение Луи.
     — Прослушайте до конца, — попросила после паузы Туанетта.
     Луи совсем забыл о ее беременности. Он взял себя в руки.
     — Как вы прикажете, — сказал он.
     Дезире стала читать последний акт. Вскоре в чтение включился Водрейль, — сейчас 
последует большой монолог. От этого монолога они, сговорившись, оставили всего несколько 
фраз. Но теперь, когда Водрейль начал монолог, он знал, что все потеряно, и решил, по крайней 
мере, доставить себе удовольствие. Он дерзко отбросил рукопись и на память прочитал 
монолог так, как он был написан Пьером; Водрейль «подал» его, не пропустив ни одной 
остроты. Блестящие, отточенные фразы звенели в зале: «Мою книгу запретили, и когда 
закрылась дверь моего издателя, предо мной распахнулись двери Бастилии. Шесть месяцев 
меня кормили даром, и эта экономия была единственной выгодой, которую дала мне 
литература». И дальше: «Только мелкие душонки боятся мелких статеек», и еще: «Нет, ваше 
сиятельство… Думаете, что если вы сильный мира сего, так уж, значит, и разумом тоже 
сильны?.. Знатное происхождение, состояние, положение в свете, видные должности, — от 
всего этого не мудрено возгордиться. А много ли вы приложили усилий для того, чтобы 
достигнуть подобного благополучия? Вы дали себе труд родиться, только и всего».
     Луи взволнованно мерил комнату тяжелыми шагами. Он сопел так сильно, что Водрейль 
был вынужден повысить голос, чтобы заглушить это сопение. Дезире знала, что они не только 
ничего не достигли, но погубили все, и навеки. И все же на лице ее было отсутствующее 
выражение, и вместо Водрейля она видела своего Пьера и в голосе Водрейля слышала дерзкий, 
смеющийся, славный голос Пьера, говоривший в лицо королю все, что тот думает о нем и о его 
придворных. «Я же, — говорил Пьер-Водрейль, — я находился в толпе людей темного 
происхождения, и ради одного только пропитания мне пришлось выказать такую 
осведомленность и такую находчивость, каких в течение века не потребовалось для управления 
Испанией…»
     Он не договорил до конца. Луи звонко постучал кольцом об облицовку камина.
     — Благодарю, — сказал король. — Довольно. Мне все ясно.
     Туанетта сидела с безразличным видом, но когда Водрейль с таким воодушевлением 
читал свой монолог, она напряженно выпрямилась.
     — Вам не нравится пьеса, сир? — спросила она теперь сладким голосом.
     — Она омерзительна, непристойна от первого и до последнего слова. — И он гневно 
устремил свои выпуклые глаза на Водрейля, потом на Туанетту, потом опять на Водрейля.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 : 296 : 297 : 298 : 299 : 300 : 301 : 302 : 303 : 304 : 305 : 306 : 307 : 308 : 309 : 310 : 311 : 312 : 313 : 314 : 315 : 316 : 317 : 318 : 319 : 320 : 321 : 322 : 323 : 324 : 325 : 326 : 327 : 328 : 329 : 330 : 331 : 332 : 333 : 334 : 335 : 336 : 337 : 338 : 339 : 340 : 341 : 342 : 343 : 344 : 345 : 346 : 347 : 348 : 349 : 350 : 351 : 352 : 353 : 354 : 355 : 356 : 357 : 358 : 359 : 360 : 361 : 362 : 363 : 364 : 365 : 366 : 367 : 368 : 369 : 370 : 371 : 372 : 373 : 374 : 375 : 376 : 377 : 378 : 379 : 380 : 381 : 382 : 383 : 384 : 385 : 386 : 387 : 388 : 389 : 390 : 391 : 392 : 393 : 394 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.