Случайный афоризм
Когда пишешь, все, что знаешь, забывается... Мирче Элиаде
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

saeva indignatio  американцев. Здесь, в Париже, не услышишь ничего, кроме хулы и мелких 
насмешек. Да и как могло быть иначе? Французская нация насквозь прогнила.
     — Так, например, — продолжал он, — я имел случай познакомиться со статистикой 
прироста населения. Какие ужасающие цифры, господа! В прошлом, семьдесят седьмом году в 
городе Париже родилось девятнадцать тысяч восемьсот пятьдесят детей. А знаете ли вы, 
сколько среди них подкидышей? Шесть тысяч девятьсот восемнадцать. Больше трети. 
Представляете себе! Шесть тысяч девятьсот восемнадцать подкидышей, шесть тысяч девятьсот 
восемнадцать найденышей в одном-единственном городе. Никогда вы не убедите меня, доктор 
Франклин, что страна, в столице которой подкидывают столько детей, может по-настоящему 
загореться идеей свободы и добродетели. Я допускаю, что французы подготовили почву, на 
которой мы строим, что они ниспровергли некоторые предрассудки, которые нам мешали, но 
они уничтожили и много хорошего. Все, что они сделали, было разрушением, только 
разрушением. Этот человек, который теперь скончался, ваш мосье Вольтер, доктор Франклин, 
что он, собственно, делал в течение всей своей жизни? Разрушал и разрушал. А мы строили! Он 
умел только отрицать. Давайте же с гордостью выскажем правду, господа. В мире возник 
огромный положительный фактор. Он зовется Америкой.
     Молодых слушателей увлекли слова оратора. Они сидели взволнованные и молчали.
     Франклин понимал, что человеку с такими взглядами в нем, Франклине, должно не 
нравиться все: и его мораль, и его образ жизни. Покуда с красивых губ мистера Адамса слетали 
красивые слова, Франклин внимательно рассматривал большую голову этого человека с 
густыми вихрами на висках и думал: настанет ли время, когда по форме черепа можно будет 
судить о его содержимом.
     Когда мистер Адамс кончил, Франклин немного помолчал. Он задумчиво поглядел на 
нарисованного генерала Вашингтона, в котором чувствовал единомышленника, и на сидевших 
перед ним во плоти господ советников и коллег, с которыми ему приходилось так трудно, и 
только потом заговорил:
     — Господа, разрешите мне рассказать вам маленькую историю. Недавно один человек 
торговал на Новом мосту золотыми монетами, старыми и новыми луидорами. И вздумал он 
продавать каждый лун за два ливра, то есть за одну десятую часть стоимости. Многие 
подходили к нему, пробовали луидоры, монеты звенели, как настоящие, но человек не мог 
сбыть ни одного луидора. Ни один покупатель не хотел рискнуть двумя ливрами.
     — И что же? — холодно спросил Ральф Изард. — Что вы хотите этим сказать?
     — Луидоры были настоящие, — продолжал Франклин, — их продавали на пари. Человек, 
который утверждал, будто люди настолько недоверчивы, что не возьмут настоящих денег, если 
их предлагают по такой дешевой цене, выиграл пари.
     — Нет, я все-таки не понимаю, — сказал Ральф Изард.
     Но Артур Ли спросил:
     — И вы в самом деле полагаете, доктор Франклин, что борьба французов за свободу 
чиста, как золото?
     Франклин повернул к нему свое большое спокойное лицо.
     — Да, мистер Ли, — сказал он, — я так полагаю.
     — Полагаете ли вы также, — вызывающе спросил Вильям Ли, — что народ, у которого 
так много подкидышей, здоров и не вырождается?
     — Французский народ, — возразил Франклин, — в такой же мере здоров и в такой же 
мере вырождается, как всякий другой. — И, стараясь побороть молчаливое возмущение 
присутствующих, продолжал: — Отнюдь не исключено, напротив, весьма вероятно, что в 
ближайшие годы число подкидышей даже увеличится. Я совершенно уверен, что существует 
прямое соотношение между ростом налогов и количеством подкидышей. Если вы оперируете 
цифрами, то и я буду возражать при помощи цифр. Мосье Неккер объяснил мне, что если 
война, которую ведут французы, — и ведут, согласитесь, и в наших интересах, — не окончится 
в течение двух лет, она обойдется им в миллиард. В миллиард! А значит, число подкидышей 
возрастет.
     — Очень легко, — не глядя на Франклина, проговорил Артур Ли, — очень легко, сидя в 
Париже, заниматься экономико-философскими рассуждениями, в то время как наши люди 
умирают с голоду в Вэлли-фордж.
     Франклин ответил медленно и спокойно:
     — Вы считаете французов эгоистами, господа, а их убеждения пустой болтовней. Немало 
французов, со своей стороны, вероятно, считают, что мы сидим на шее у парижан и 
эксплуатируем Францию. Мы требуем денег, оружия, судов, очень много денег, очень много 
судов. А что мы даем взамен?

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 : 296 : 297 : 298 : 299 : 300 : 301 : 302 : 303 : 304 : 305 : 306 : 307 : 308 : 309 : 310 : 311 : 312 : 313 : 314 : 315 : 316 : 317 : 318 : 319 : 320 : 321 : 322 : 323 : 324 : 325 : 326 : 327 : 328 : 329 : 330 : 331 : 332 : 333 : 334 : 335 : 336 : 337 : 338 : 339 : 340 : 341 : 342 : 343 : 344 : 345 : 346 : 347 : 348 : 349 : 350 : 351 : 352 : 353 : 354 : 355 : 356 : 357 : 358 : 359 : 360 : 361 : 362 : 363 : 364 : 365 : 366 : 367 : 368 : 369 : 370 : 371 : 372 : 373 : 374 : 375 : 376 : 377 : 378 : 379 : 380 : 381 : 382 : 383 : 384 : 385 : 386 : 387 : 388 : 389 : 390 : 391 : 392 : 393 : 394 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.