Случайный афоризм
Писатель обречен на понимание. Он не может стать убийцей. Альбер Камю
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

он теперь рассказать ей о своих переживаниях. Этот тон был по душе Веронике. Глядя на него 
большими теплыми глазами, она призналась ему, что часто и сама чувствует себя чужой и 
одинокой среди подруг.
     Дети уселись у входа в искусственный грот. Они расположились на неудобных, 
высеченных в камне сиденьях, и под плеск фонтана Фелисьен с гордостью и смущением 
поведал девочке, что ему случается читать запрещенные книги. Он прочел даже две книги 
всеми поносимого и преследуемого властями философа Жан-Жака Руссо. Прочитав эти 
сочинения, он стал другим человеком. Жизнь людей вокруг него представляется ему с тех пор 
искусственной, легкомысленной, запутанной и греховной. Мы живем среди сплошных 
извращений и предрассудков, далекие от того естественного состояния, для которого 
предназначены создавшим нас высшим существом. Много лучше, чем наша жизнь, жизнь 
подлинных детей природы, так называемых дикарей. Не разделяет ли она это мнение, спросил 
он Веронику смущенно, решительно и мрачно одергивая слишком длинные рукава своего 
кафтана.
     Вероника отвечала, что ей приходилось слышать о Жан-Жаке Руссо. Но ясное 
представление об идеях Руссо она получила впервые только сейчас, благодаря Фелисьену. Эти 
идеи ей очень близки. Торжества, подобные сегодняшнему, ей тоже не доставляют радости, и 
она тоже мечтает об уединении на лоне природы.
     Затем Фелисьен рассказал о своем дяде, мосье де Бомарше. Тот живет в самой гуще 
шумного мира цивилизации, но знает толк и во многом другом, он восприимчив ко всем 
великим идеям. С таинственным видом Фелисьен прибавил, что мосье де Бомарше, 
по-видимому, даже участвует в создании того царства свободы, разума и близости к природе, 
которое сейчас строится в Новом Свете. И все-таки он, Фелисьен, не в силах преодолеть свою 
робость и заговорить с мосье де Бомарше о том, что его, Фелисьена, так глубоко волнует. Она, 
заключил Фелисьен смущенно и восторженно, первая, с кем он говорит об этих вещах.
     К ним подошел Поль Тевено. Он раскраснелся, у него был возбужденный вид. С 
жадностью больного, дни которого сочтены, он всегда тянулся к людям, искал дружбы, любви, 
сенсаций, и присутствие стольких красивых, молодых, празднично одетых женщин оказывало 
на него живительное действие. Строгая, несколько высокомерная простота Вероники очень его 
привлекала. Он поздоровался с молодыми людьми, сел с ними рядом, попытался вступить в 
разговор. Но они отвечали ему односложно, и, поняв, что он здесь лишний, Поль огорченно 
умолк и удалился.
     Он досадовал на свою неловкость. Он дал себя оттеснить этому ребенку Фелисьену. 
Мосье де Бомарше повел бы себя на его месте совсем по-иному. Тот самым любезным и 
непринужденным образом отодвинул бы Фелисьена на задний план и добился бы, чтобы 
маленькая Монбарей замечала только его, Бомарше. Поля всегда восхищала в Пьере легкость, с 
которой тот приобретал друзей и завоевывал женщин.
     Собственно говоря, он, Поль, не мог жаловаться на отсутствие успеха у женщин. Но 
стоило женщине, которой он добивался, не обратить на него внимания, как он робел, терял 
мужество и чувствовал себя подавленным. Может быть, причиной этой робости было 
ощущение своего физического убожества. Однако он сознавал, что лицо его достаточно 
страстно, умно и даже привлекательно, чтобы женщина забыла о его жалком теле.
     Он заметил рослую девушку, одиноко сидевшую на скамье. У нее были живые, с 
длинными ресницами глаза, крылатые, смелые брови, полный, сильный подбородок; вырез 
дорогого, очень простого лилово-розового платья открывал смуглые, тускло блестевшие плечи 
и грудь. Поль часто бывал в обществе Терезы, но никогда он не видел ее такой; ему казалось, 
что он видит ее впервые.
     Пьер представлялся ему баловнем судьбы. Жизнь Пьера была непрерывным потоком 
потрясающих событии, и поток этот становился все шире и громче. Ему же, Полю, жить 
осталось немного, а что он успел взять от жизни? Пьер, наверно, даже не сознает, какой он 
счастливый. Он берет все, что ему достается, как нечто само собой разумеющееся.
     Увидев Поля, Тереза улыбнулась ему. Ей нравился этот по-мальчишески беспокойный и 
явно влюбленный в нее человек, она знала об его болезни и относилась к нему с большим 
сочувствием. Пьер никогда не скупился на похвалы энергии Поля, и Тереза видела, как предан 
Поль Пьеру.
     Она подвинулась и попросила Поля присесть с ней рядом. Они говорили о предприятии 
Пьера, он рассказал ей об объеме этого нового дела, об его заманчивых и опасных сторонах. 
Деловые подробности не очень интересовали Терезу, но ей было приятно, что Пьер сообщил ей 
только о политическом значении американского предприятия и умолчал о своем личном риске.
     Ее удивляло, что Пьера до сих пор нет. Поль тоже был поражен. Всем недоставало Пьера; 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 : 296 : 297 : 298 : 299 : 300 : 301 : 302 : 303 : 304 : 305 : 306 : 307 : 308 : 309 : 310 : 311 : 312 : 313 : 314 : 315 : 316 : 317 : 318 : 319 : 320 : 321 : 322 : 323 : 324 : 325 : 326 : 327 : 328 : 329 : 330 : 331 : 332 : 333 : 334 : 335 : 336 : 337 : 338 : 339 : 340 : 341 : 342 : 343 : 344 : 345 : 346 : 347 : 348 : 349 : 350 : 351 : 352 : 353 : 354 : 355 : 356 : 357 : 358 : 359 : 360 : 361 : 362 : 363 : 364 : 365 : 366 : 367 : 368 : 369 : 370 : 371 : 372 : 373 : 374 : 375 : 376 : 377 : 378 : 379 : 380 : 381 : 382 : 383 : 384 : 385 : 386 : 387 : 388 : 389 : 390 : 391 : 392 : 393 : 394 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.